7#

Евгений Онегин. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Евгений Онегин". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 65 из 94  ←предыдущая следующая→ ...

It’s nice to see when stubborn gracious He bends his horns to butt is apt,
Приятно зреть, как он, упрямо Склонив бодливые рога,
Unwittingly in mirror’s peeping Ashamed to recognize: he’s beaten;
Невольно в зеркало глядится И узнавать себя стыдится;
Its nicer, friends, much more when he Is wailing foolishly: its me!
Приятней, если он, друзья, Завоет сдуру: это я!
And much the more it’s nice in silence For him prepare honest grave,
Еще приятнее в молчанье Ему готовить честный гроб
To aim unseen at forehead pale, At distance try to make him silent.
И тихо целить в бледный лоб На благородном расстоянье;
But yet to make him be at rest Of pleasures won’t be the best.
Но отослать его к отцам Едва ль приятно будет вам.
XXXIV
XXXIV
What would you feel if by your pistol Were killed a friend such good and young
Что ж, если вашим пистолетом Сражен приятель молодой,
Who was unmodest, who by bristle.
An answer, other trifles done,
Нескромным взглядом, иль ответом, Или безделицей иной
Offended you at bottle badly, Or if yet he, annoyed, quite madly
Вас оскорбивший за бутылкой, Иль даже сам в досаде пылкой
To challenge you could try like hell?
But in your soul can you tell
Вас гордо вызвавший на бой, Скажите: вашею душой
What would you feel if still, unmoving Your friend on earth is mute at rest
Какое чувство овладеет, Когда недвижим, на земле
In front of you with signs of death Is stiffening slowly, is cooling,
Пред вами с смертью на челе, Он постепенно костенеет,
Is being deaf and dumb at all To sad and desperate your call?
Когда он глух и молчалив На ваш отчаянный призыв?
XXXY
XXXV
In languish of the heart remorses He pressed his pistol in his hand,
В тоске сердечных угрызений, Рукою стиснув пистолет,
At Lensky Eugene looks quite forceless.
Глядит на Ленского Евгений.
‘Well, he is killed’,- the neighbour said.
«Ну, что ж? убит», — решил сосед.
He’s killed!..
Убит!..
By dreadful exclamation Onegin’s shuddered; slain, impatient
Сим страшным восклицаньем Сражен, Онегин с содроганьем
To call some people gets away.
Отходит и людей зовет.
Zaretsky cautiously could lay
Зарецкий бережно кладет
On sledge the corpse, all icy, lone, He’s taking home dreadful hoard,
На сани труп оледенелый; Домой везет он страшный клад.
And smelling dead the horses snort And struggle; they with white wet loam
Почуя мертвого, храпят И бьются кони, пеной белой
Are wetting iron hard curb-bit, Like shaft they gallop with all speed.
Стальные мочат удила, И полетели как стрела.
XXXVI
XXXVI
My friends, on bard you’d have a pity: Of hopes rain-bowed at prime
Друзья мои, вам жаль поэта: Во цвете радостных надежд,
For world has done yet nothing titling, To grow male yet hadn’t time
Их не свершив еще для света, Чуть из младенческих одежд,
But withered!
Увял!
Where’s agitation And honourable aspiration
Где жаркое волненье, Где благородное стремленье
Of youthful passion and of thought, Exalted, tender, bold, prompt?
И чувств и мыслей молодых, Высоких, нежных, удалых?
Where are of stormy love his itchings, The thirst for knowledge and for work,
Где бурные любви желанья, И жажда знаний и труда,
The fright of shame, of evil word?
Where are you, cherished happy dreamings,
И страх порока и стыда, И вы, заветные мечтанья,
The ghosts of unearthly whims, Of sacred poetry dreams?
Вы, призрак жизни неземной, Вы, сны поэзии святой!
XXXVII
XXXVII
He, might be, for the world’s welfare Or even for the fame was born;
Быть может, он для блага мира Иль хоть для славы был рожден;
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1