StudyEnglishWords

5#

Зеленая миля. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Зеленая миля". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 165 из 394  ←предыдущая следующая→ ...

He had crammed the entire moon-pie into his trap, held it there until it liquefied, and then used it like chewing tobacco.
Уортон запихал себе в рот шоколадный рожок целиком, держал его, пока тот не растворился, а потом мусолил, как жевательный табак.
Wharton fell back on his bunk wearing a chocolate goatee, kicking his legs and screaming with laughter and pointing to Brutal, who was wearing a lot more than a goatee.
Уортон с вымазанным шоколадом подбородком повалился на свою койку, задирая ноги и хохоча, показывая пальцем на Брута, на лице которого шоколада было куда больше.
'Li'l Black Sambo, yassuh, boss, yassuh, howdoo you do?'
Wharton held his belly and howled.
— Ха-ха, Черный Самбо, сэр, босс, как поживаете? — хохотал Уортон, держась за живот.
'Gosh, if it had only been ka-ka!
— Господи, если бы это было дерьмо!
I wish it had been!
Как жаль, что это не дерьмо!
If I'd had me some of that—'
Если бы у меня было хоть немного.
'You are ka-ka,' Brutal growled, 'and I hope you got your bags packed, because you're going back down to your favorite toilet.'
— Сам ты дерьмо, — проревел Брут.
— А теперь, собирай чемоданы, сейчас опять отправишься в свой любимый туалет.
Once again Wharton was bundled into the strait jacket, and once again we stowed him in the room with the soft walls.
Уортона снова запаковали в смирительную рубашку, и опять мы затащили его в комнату с мягкими стенками.
Two days, this time.
На этот раз на два дня.
Sometimes we could hear him raving in there, sometimes we could hear him promising that he'd be good, that he'd come to his senses and be good, and sometimes we could hear him screaming that he needed a doctor, that he was dying.
Иногда мы слышали доносившиеся оттуда ругательства, обещания, что он станет хорошим, что он образумится и будет хорошим, что ему нужен врач, что он умирает.
Mostly, though, he was silent.
Но чаще всего, Уортон все-таки молчал.
And he was silent when we took him out again, too, walking, back to his cell with his head down and his eyes dull, not responding when Harry said,
Молчал, когда мы его выводили, и опять понуро шел, опустив голову, глядя перед собой и не отвечая, когда Харри говорил ему:
'Remember, it's up to you.'
— Запомни, все зависит от тебя.
He would be all right for a while, and then he'd try something else.
Какое-то время он вел себя нормально, а потом придумывал что-то еще.
There was nothing he did that hadn't been tried before (well, except for the thing with the moon-pie, maybe; even Brutal admitted that was pretty original), but his sheer persistence was scary.
Почти все, что он пытался выкинуть, делали и до него (разве что этот трюк с шоколадным рожком, даже Брут признал его оригинальным), но его настойчивость пугала.
I was afraid that sooner or later someone's attention might lapse and there would be hell to pay.
Я боялся, что рано или поздно кто-нибудь допустит оплошность, и тогда придется дорого заплатить.
And the situation might continue for quite awhile, because somewhere he had a lawyer who was beating the bushes, telling folks how wrong it would be to kill this fellow upon whose brow the dew of youth had not yet dried... and who was, incidentally, as white as old Jeff Davis.
А такое положение могло сохраняться еще долго, потому что где-то у Уортона был адвокат, обивающий пороги и доказывающий всем, как это неправильно убивать парня, у которого молоко на губах еще не обсохло… и который, между прочим, белый, как старый Джефф Дэвис.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1