StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 451 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

'Yes, but the banging of carts delivering bread for hungry mankind may be better than spiritual peace,' triumphantly replies another, a widely traveled thinker, and walks off vaingloriously.
"Пусть, но стук телег, подвозящих хлеб голодному человечеству, может быть, лучше спокойствия духовного", отвечает тому победительно другой, разъезжающий повсеместно мыслитель, и уходит от него с тщеславием.
I, the vile Lebedev, do not believe in the carts that deliver bread to mankind!
Не верю я, гнусный Лебедев, телегам, подвозящим хлеб человечеству!
For carts that deliver bread to all mankind, without any moral foundations for their action, may quite cold-bloodedly exclude a
considerable part of mankind from enjoying what they deliver, as has already happened . . ."
Ибо телеги, подвозящие хлеб всему человечеству, без нравственного основания поступку, могут прехладнокровно исключить из наслаждения подвозимым значительную часть человечества, что уже и было…
"So carts may quite cold-bloodedly exclude?" someone picked up.
- Это телеги-то могут прехладнокровно исключить? - подхватил кто-то.
"As has already happened," Lebedev repeated, not deigning to notice the question.
"There has already been Malthus, the friend of mankind.12 But a friend of mankind with shaky moral foundations is a cannibal of mankind, to say nothing of his vainglory; insult the vainglory of one of these numberless friends of mankind, and he is ready at once to set fire to the four corners of the world out of petty vengeance—the same, however, as any one of us, to speak fairly, as myself, the vilest of all, for I might be the first to bring wood and then run away.
- Что уже и было, - подтвердил Лебедев, не удостоивая вниманием вопроса, - уже был Мальтус, друг человечества.
Но друг человечества с шатостию нравственных оснований есть людоед человечества, не говоря о его тщеславии; ибо оскорбите тщеславие которого-нибудь из сих бесчисленных друзей человечества, и он тотчас же готов зажечь мир с четырех концов из мелкого мщения, - впрочем, также точно как и всякий из нас, говоря по справедливости, как и я, гнуснейший из всех, ибо я-то, может быть, первый и дров принесу, а сам прочь убегу.
But again, that's not the point!"
Но не в том опять дело!
"Then what is it, finally?"
- Да в чем же наконец?
"How tiresome!"
- Надоел!
"The point is in the following anecdote from olden times, for it's necessary that I tell you this anecdote from olden times.
- Дело в следующем анекдоте из прошедших веков, ибо я в необходимости рассказать анекдот из прошедших веков.
In our day, in our fatherland, which I hope you love as much as I do, gentlemen, because for my part I'm even ready to spill all my blood . . ."
В наше время, в нашем отечестве, которое, надеюсь, вы любите одинаково со мной, господа, ибо я, с своей стороны, готов излить из себя даже всю кровь мою…
"Go on!
- Дальше!
Go on!"
Дальше!
"In our fatherland, as well as in Europe, mankind is visited by universal, ubiquitous, and terrible famines, by possible reckonings and as far as I can remember, not more often now than once in a quarter century, in other words, once every twenty-five years.
- В нашем отечестве, равно как и в Европе, всеобщие, повсеместные и ужасные голода посещают человечество, по возможному исчислению и сколько запомнить могу, не чаще теперь как один раз в четверть столетия, другими словами, однажды в каждое двадцатипятилетие.
I won't argue about the precise number, but comparatively quite rarely."
Не спорю за точную цифру, но весьма редко, сравнительно.
"Comparatively to what?"
- С чем сравнительно?
"To the twelfth century and its neighboring centuries on either side.
- С двенадцатым столетием и с соседними ему столетиями с той и с другой стороны.
For at that time, as writers write and maintain, universal famines visited mankind once every two or three years at least, so that in such a state of affairs man even resorted to anthropophagy, though he kept it a secret.
Ибо тогда, как пишут и утверждают писатели, всеобщие голода в человечестве посещали его в два года раз или, по крайней мере, в три года раз, так что при таком положении вещей человек прибегал даже к антропофагии, хотя и сохраняя секрет.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1