StudyEnglishWords

4#

Как мы писали роман. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Как мы писали роман". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 104 из 147  ←предыдущая следующая→ ...

"'What's up?' cried the Sub-editor, catching his enthusiasm; 'influenza again?'
"Что случилось? - крикнул помощник редактора, заражаясь его возбуждением.
- Опять вспышка инфлюэнцы?"
"'Better than that!' shouted Todhunter.
'Excursion steamer run down, a hundred and twenty-five lives lost--four good columns of heartrending scenes.'
"Подымайте выше, - орал Тодхантер, - потонул пароход, на котором была целая экскурсия, погибло сто двадцать человек, - это четыре столбца душераздирающих сцен!"
"'By Jove!' said the Sub, 'couldn't have happened at a better time either'--and then he sat down and dashed off a leaderette, in which he dwelt upon the pain and regret the paper felt at having to announce the disaster, and drew attention to the exceptionally harrowing account provided by the energy and talent of 'our special reporter.'"
"Клянусь Зевсом, - вырвалось у помощника, - в более подходящий момент это не могло случиться!"
Он тут же сел и набросал короткую передовую, в которой распространялся о том, с какой болью и сожалением газета обязана сообщить о несчастье, и обращал внимание читателей на душераздирающий отчет, которым мы обязаны энергии и таланту "нашего специального корреспондента".
"It is the law of nature," said Jephson: "we are not the first party of young philosophers who have been struck with the fact that one man's misfortune is another man's opportunity."
- Таков закон природы, - сказал Джефсон, - не воображайте, что мы - первые философы, пораженные тем, что несчастье одного человека часто оказывается источником счастья для другого.
"Occasionally, another woman's," I observed.
- А иногда для другой, - заметил я.
I was thinking of an incident told me by a nurse.
Я имел в виду случай, рассказанный мне одной медицинской сестрой.
If a nurse in fair practice does not know more about human nature--does not see clearer into the souls of men and women than all the novelists in little Bookland put together--it must be because she is physically blind and deaf.
Если сестра с хорошей практикой не познала человеческую природу лучше, не проникла взглядом в души мужчин и женщин глубже, чем все писатели нашего книжного мирка вместе взятые, то она, очевидно, физически слепа и глуха.
All the world's a stage, and all the men and women merely players; so long as we are in good health, we play our parts out bravely to the end, acting them, on the whole, artistically and with strenuousness, even to the extent of sometimes fancying ourselves the people we are pretending to be.
Весь мир - подмостки, а люди лишь актеры; пока мы в добром здоровье, мы смело играем свою роль и доводим ее до конца.
Мы играем ее обычно с большим искусством и усердием и иногда даже начинаем воображать, что мы в действительности те, кого представляем.
But with sickness comes forgetfulness of our part, and carelessness of the impression we are making upon the audience.
Но приходит болезнь, и мы забываем свою роль и перестаем заботиться о том, какое впечатление производим на зрителей.
We are too weak to put the paint and powder on our faces, the stage finery lies unheeded by our side.
Мы становимся слишком слабыми, чтобы румянить и пудрить лицо, и сброшенный нами пышный театральный наряд валяется в пыли у наших ног.
The heroic gestures, the virtuous sentiments are a weariness to us.
Героические поползновения и возвышенные чувства становятся обременительным грузом.
In the quiet, darkened room, where the foot-lights of the great stage no longer glare upon us, where our ears are no longer strained to catch the clapping or the hissing of the town, we are, for a brief space, ourselves.
В безмолвной, затемненной комнате, где рампа огромной сцены уже не освещает нас, где наше ухо не стремится уловить рукоплесканья или шиканье толпы, мы на короткое время становимся сами собой.
This nurse was a quiet, demure little woman, with a pair of dreamy, soft gray eyes that had a curious power of absorbing everything that passed before them without seeming to look at anything.
Сестра, о которой я говорю, была спокойной, выдержанной маленькой женщиной с мечтательными и кроткими серыми глазами.
Казалось, она ни на что не смотрит, а между тем глаза ее имели удивительное свойство схватывать все, что совершалось кругом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1