StudyEnglishWords

4#

Как мы писали роман. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Как мы писали роман". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 33 из 147  ←предыдущая следующая→ ...

A cat's-meat barrow was standing by the kerb, and for a moment, as he passed it, the dog hesitated.
Возле тротуара стояла тележка торговца мясными обрезками, и собака, проходя мимо нее, на мгновение заколебалась.
But his nobler nature asserted itself, and, walking straight up to the hospital railings, and raising himself upon his hind legs, he dropped his penny into the contribution box.
Однако благородные чувства пересилили: подойдя к больничной ограде и встав на задние лапы, она опустила свою монету в кружку для добровольных пожертвований.
MacShaughnassy was much affected by this story.
He said it showed such a beautiful trait in the dog's character.
Мак-Шонесси был очень растроган рассказом и утверждал, что эта история свидетельствует о замечательной черте характера собаки.
The animal was a poor outcast, vagrant thing, that had perhaps never possessed a penny before in all its life, and might never have another.
Животное было бедным отщепенцем, бездомным бродягой, у которого, возможно, никогда ранее за всю его жизнь не было ни одного пенни и, вероятно, никогда больше не будет.
He said that dog's penny seemed to him to be a greater gift than the biggest cheque that the wealthiest patron ever signed.
Мак-Шонесси поклялся, что пенни этого пса кажется ему более значительным даром, чем самый крупный чек, когда-либо пожертвованный самым богатым человеком.
The other three were very eager now to get to work on the novel, but I did not quite see the fairness of this.
Теперь уже трое жаждали приняться за работу над нашим романом, но я счел это не слишком любезным.
I had one or two dog stories of my own.
У меня самого имелись две-три собачьи истории, которые мне хотелось выложить.
I knew a black-and-tan terrier years ago.
Много лет тому назад я знавал черно-рыжего фокстерьера.
He lodged in the same house with me.
He did not belong to any one.
He had discharged his owner (if, indeed, he had ever permitted himself to possess one, which is doubtful, having regard to his aggressively independent character), and was now running himself entirely on his own account.
He appropriated the front hall for his sleeping-apartment, and took his meals with the other lodgers--whenever they happened to be having meals.
Он жил в одном доме со мною и никому не принадлежал, так как покинул своего владельца (впрочем, учитывая агрессивно-независимый характер нашего терьера, вряд ли он когда-либо унизился до признания чьей-нибудь власти), и теперь жил совершенно самостоятельно, Нашу прихожую он превратил в свою спальню, а столовался одновременно с другими жильцами - когда бы они ни принимали пищу.
At five o'clock he would take an early morning snack with young Hollis, an engineer's pupil, who had to get up at half-past four and make his own coffee, so as to be down at the works by six.
В пять часов утра он обычно наскоро съедал ранний завтрак вместе с юным Холлисом, учеником механика, встававшим в половине пятого и самолично варившим себе кофе, чтобы к шести часам поспеть на работу.
At eight-thirty he would breakfast in a more sensible fashion with Mr. Blair, on the first floor, and on occasions would join Jack Gadbut, who was a late riser, in a devilled kidney at eleven.
В восемь тридцать он завтракал уже более плотно о мистером Блэйром со второго этажа, а иногда делил трапезу с Джеком Гэдбатом, встававшим поздно, в одиннадцать часов, - он получал здесь порцию тушеных почек.
From then till about five, when I generally had a cup of tea and a chop, he regularly disappeared.
С этого времени и до пяти часов дня, когда я обычно выпивал чашку чая и съедал отбивную котлету, пес исчезал.
Where he went and what he did between those hours nobody ever knew.
Где он находился и что делал в этот промежуток времени, было неведомо.
Gadbut swore that twice he had met him coming out of a stockbroker's office in Threadneedle Street, and, improbable though the statement at first appeared, some colour of credibility began to attach to it when we reflected upon the dog's inordinate passion for acquiring and hoarding coppers.
Гэдбат божился, что дважды видел его выходящим из одной банкирской конторы на Треднидл-стрит, и каким бы невероятным ни казалось на первый взгляд это утверждение, оно начинало приобретать оттенок правдоподобия, если учесть противоестественную страсть этого пса к медякам, которые он всеми способами добывал и копил.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1