5#

Клад. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Клад". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 13 для этой книги)

страница 1 из 11  ←предыдущая следующая→ ...

Henry O.
О.
Генри
BURIED TREASURE
Клад
There are many kinds of fools.
Дураки бывают разные.
Now, will everybody please sit still until they are called upon specifically to rise?
Нет, попрошу не вставать с места, пока вас не вызвали.
I had been every kind of fool except one.
Я бывал дураком всех разновидностей, кроме одной.
I had expended my patrimony, pretended my matrimony, played poker, lawn-tennis, and bucket-shops—parted soon with my money in many ways.
Я расстроил свои дела патримониальные, подстроил матримониальные, играл в покер, в теннис и на скачках избавлялся от денег всеми известными способами.
But there remained one rule of the wearer of cap and bells that I had not played.
That was the Seeker after Buried Treasure.
Но одну из ролей, для которых требуется колпак с бубенчиками, я не играл никогда - я никогда не был Искателем Клада.
To few does the delectable furor come.
Мало кого охватывает это сладостное безумие.
But of all the would-be followers in the hoof-prints of King Midas none has found a pursuit so rich in pleasurable promise.
А между тем из всех, кто идет по следам копыт царя Мидаса, именно кладоискателям выпадает на долю больше всего приятных надежд.
But, going back from my theme a while—as lame pens must do—I was a fool of the sentimental sort.
Должен признаться, - я отклоняюсь от темы, как всегда бывает с горе-писателями, - что я был дураком сентиментального оттенка.
I saw May Martha Mangum, and was hers.
Я увидел Мэй Марту Мангэм - и пал к ее ногам.
She was eighteen, the color of the white ivory keys of a new piano, beautiful, and possessed by the exquisite solemnity and pathetic witchery of an unsophisticated angel doomed to live in a small, dull, Texas prairie-town.
Ей было восемнадцать лет; кожа у нее была цвета белых клавишей у новенького рояля, она была прекрасна и обладала чарующей серьезностью и трогательным обаянием ангела, обреченного прожить свою жизнь в скучном городишке в сердце техасских прерий.
She had a spirit and charm that could have enabled her to pluck rubies like raspberries from the crown of Belgium or any other sporty kingdom, but she did not know it, and I did not paint the picture for her.
В ней был огонь, в ней была прелесть - она смело могла бы срывать, точно малину, бесценные рубины с короны короля бельгийского или другого столь же легкомысленного венценосца; но она этого не знала, а я предпочитал не рисовать ей подобных картин.
You see, I wanted May Martha Mangum for to have and to hold.
Дело в том, что я хотел получить Мэй Марту Мангэм в полную собственность.
I wanted her to abide with me, and put my slippers and pipe away every day in places where they cannot be found of evenings.
Я хотел, чтобы она жила под моим кровом и прятала каждый день мою трубку и туфли в такие места, где их вечером никак не найдешь.
May Martha's father was a man hidden behind whiskers and spectacles.
Отец Мэй Марты Мангэм скрывал свое лицо под густой бородой и очками.
He lived for bugs and butterflies and all insects that fly or crawl or buzz or get down your back or in the butter.
Этот человек жил исключительно ради жуков, бабочек и всяких насекомых - летающих, ползающих, жужжащих или забирающихся вам за шиворот и в масленку.
He was an etymologist, or words to that effect.
Он был этимолог или что-то в этом роде.
He spent his life seining the air for flying fish of the June-bug order, and then sticking pins through 'em and calling 'em names.
Все время он проводил в том, что ловил летучих рыбок из семейства июньских жуков, а затем втыкал в них булавки и называл их по-всякому.
He and May Martha were the whole family.
Он и Мэй Марта составляли всю семью.
He prized her highly as a fine specimen of the racibus humanus because she saw that he had food at times, and put his clothes on right side before, and kept his alcohol-bottles filled.
Он высоко ценил ее как отличный экземпляр racibus humanus; она заботилась о том, чтобы он хоть изредка ел, и не надевал жилета задом наперед, и чтобы в его склянках всегда был спирт.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 2 оценках: 5 из 5 1