5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 541 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

We had truly believed that Mexicans can’t shoot straight and besides were lazy and stupid.
Мы были убеждены, что мексиканцы и стрелять-то как следует не умеют и к тому же глупы и ленивы.
When our own Troop C came wearily back from the border they said that none of this was true.
Когда с границы вернулся изрядно потрепанный наш славный городской Третий эскадрон, ребята рассказывали, что байки насчет тупоголовых мексиканцев — брехня собачья.
Mexicans could shoot straight, goddam it!
Стреляют они — дай тебе боже!
And Villa’s horsemen had outridden and outlasted our town boys.
И лошади у Вильи быстрее наших да и выносливее.
The two evenings a month of training had not toughened them very much.
Месячная подготовка — по два вечера в неделю — не сделала из городских пижонов закаленных бойцов.
And last, the Mexicans seemed to have outthought and outambushed Black Jack Pershing.
К тому же мексиканцы перехитрили Черного Джека Першинга, заманили его в западню.
When the Mexicans were joined by their ally, dysentery, it was godawful.
А уж когда к ним на помощь пришла дизентерия, наши вообще свету божьего невзвидели.
Some of our boys didn’t really feel good again for years.
Иные потом долго не могли прийти в себя, целый год поправлялись, а то и дольше.
Somehow we didn’t connect Germans with Mexicans.
We went right back to our myths.
Когда мы прослышали о немцах, мы почему-то позабыли про мексиканцев и снова оказались во власти самообольщения.
One American was as good as twenty Germans.
Один американец двадцати германцев стоит.
This being true, we had only to act in a stern manner to bring the Kaiser to heel.
А раз так, надо потверже действовать, приструнить кайзера.
He wouldn’t dare interfere with our trade—but he did.
Пусть только попробует вмешаться в нашу заморскую торговлю — а он взял и вмешался.
He wouldn’t stick out his neck and sink our ships—and he did.
Пусть только полезет на нас и вздумает топить наши пароходы — а он полез и стал топить их.
It was stupid, but he did, and so there was nothing for it but to fight him.
Глупость и наглость с его стороны, и тем не менее ничего другого нам не оставалось, как дать ему отпор.
The war, at first anyway, was for other people.
Сначала на войну пошли какие-то чужие, не знакомые нам люди.
We, I, my family and friends, had kind of bleacher seats, and it was pretty exciting.
Мы же, то есть я сам, мои родные, наши знакомые, словно расселись на галерке и с любопытством глазели на захватывающее зрелище.
And just as war is always for somebody else, so it is also true that someone else always gets killed.
Раз воюют другие, значит, и погибают другие.
And Mother of God! that wasn’t true either.
Матерь божья, до чего же мы были наивны!
The dreadful telegrams began to sneak sorrowfully in, and it was everybody’s brother.
Мало-помалу в город начали приходить похоронки, то чей-то брат погиб, то сын.
Here we were, over six thousand miles from the anger and the noise, and that didn’t save us.
Так оно и вышло, что шесть с лишним тысяч миль, которые отделяли нашу землю от Европы, не спасли нас от побоища.
It wasn’t much fun then.
Тут уж было не до зрелищ.
The Liberty Belles could parade in white caps and uniforms of white sharkskin.
Что толку от того, что по улицам Салинаса в белых шапочках и белых же шелковых костюмчиках маршировали
«Красавицы Свободы».
Our uncle could rewrite his Fourth of July speech and use it to sell bonds.
Что толку, что наш дядя переписал свою заготовленную к Четвертому июля речь и агитировал покупать облигации военного займа.
We in high school could wear olive drab and campaign hats and learn the manual of arms from the physics teacher, but Jesus Christ!
Что толку, что в школе мы носили куртки и брюки цвета хаки и походные шляпы и занимались строевой подготовкой под руководством учителя физики.
Господи Иисусе!
Marty Hopps dead, the Berges boy, from across the street, the handsome one our little sister was in love with from the time she was three, blown to bits!
Мартина Хопса убили, а у Берджесов, живших через улицу, их парня видный такой, в него наша младшая сестренка с трех лет влюблена была — прямо на куски разорвало.
скачать в HTML/PDF
share