5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 638 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

Did you ever think of yourself as a snot-nose kid—mean sometimes, incredibly generous sometimes?
А тебе никогда не приходило в голову, что ты всего-навсего мальчишка?
Просто-напросто зловредный сопляк, зловредный и в то же время благородный — как все сопляки.
Dirty in your habits, and curiously pure in your mind.
Молокосос, набравшийся скверных привычек, но и сохранивший редкую чистоту помыслов.
Maybe you have a little more energy than most, just energy, but outside of that you’re very like all the other snot-nose kids.
Допускаю, что у тебя побольше энергии, побольше напористости, чем у других.
Но в остальном ты такой же мальчишка, как твои сверстники.
Are you trying to attract dignity and tragedy to yourself because your mother was a whore?
Хочешь выставить себя великомучеником только потому, что от шлюхи родился?
And if anything should have happened to your brother, will you be able to sneak for yourself the eminence of being a murderer, snot-nose?”
А если, не дай бог, что-нибудь случилось с Ароном, то и роль братоубийцы себе присвоить?
Сопляк ты несчастный!
Cal turned slowly back to his desk.
Кейл медленно отвернулся к столу.
Lee watched him, holding his breath the way a doctor watches for the reaction to a hypodermic.
Затаив дыхание, Ли пристально следил за ним — точно так же, как врач следит за тем, как действует на пациента укол.
Lee could see the reactions flaring through Cal—the rage at insult, the belligerence, and the hurt feelings following behind and out of that—just the beginning of relief.
Он видел, какие чувства бушуют в его подопечном: ярость, вызванная оскорблением, желание нанести ответный удар, и сменившая его горькая обида — признак того, что кризис миновал.
Lee sighed.
Ли облегченно вздохнул.
He had worked so hard, so tenderly, and his work seemed to have succeeded.
Он действовал настойчиво и нежно, и труд его, судя по всему, не пропал даром.
He said softly,
“We’re a violent people, Cal.
— Кейл, мы — народ необузданный, — негромко начал он. 
Does it seem strange to you that I include myself?
— Надеюсь, тебя не удивляет, что я говорю «мы»?
Maybe it’s true that we are all descended from the restless, the nervous, the criminals, the arguers and brawlers, but also the brave and independent and generous.
Вероятно, правильно утверждают, что американцы происходят из бродяг и бедокуров, драчунов и спорщиков, психопатов и преступников.
Но среди наших предков были и мужественные, независимые и великодушные люди.
If our ancestors had not been that, they would have stayed in their home plots in the other world and starved over the squeezed-out soil.”
Иначе мы бы до сих пор лепились на жалких кочках истощенной земли Старого Света и голодали.
Cal turned his head toward Lee, and his face had lost its tightness.
Кейл повернулся к Ли, его насупившееся лицо расплылось в улыбке.
He smiled, and Lee knew he had not fooled the boy entirely.
Cal knew now it was a job—a well-done job—and he was grateful.
Китаец понимал, что ему не удастся совсем уж заговорить своего воспитанника, а тот понимал, ради чего старается Ли, и был благодарен ему.
Lee went on,
“That’s why I include myself.
We all have that heritage, no matter what old land our fathers left.
— Я говорю «мы», потому что нам всем это передалось, независимо от того, откуда приехали наши отцы.
All colors and blends of Americans have somewhat the same tendencies.
У американцев разных цветов и оттенков кожи есть нечто общее.
It’s a breed—selected out by accident.
Все мы — порода, которая вывелась сама по себе.
And so we’re overbrave and overfearful—we’re kind and cruel as children.
We’re overfriendly and at the same time frightened of strangers.
Именно поэтому мы ласковы и жестоки, как дети.
Среди нас есть отчаянные смельчаки и жалкие трусы.
Мы быстро сходимся с людьми, а с другой стороны, побаиваемся чужаков.
We boast and are impressed.
Хвастаемся своими успехами и вместе с тем подражаем другим, как обезьяны.
We’re oversentimental and realistic.
Мы чересчур сентиментальны, но и вполне прозаичны.
скачать в HTML/PDF
share