5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 67 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

His sentence was six months.
Адама приговорили к шести месяцам каторжных работ.
He was released and instantly picked up again for a second six months.
Едва он отбыл свой срок, его снова арестовали и дали еще шесть месяцев.
And now he learned how men can consider other men as beasts and that the easiest way to get along with such men was to be a beast.
К тому времени он уже усвоил, что некоторые люди считают других зверьми, и чтобы тебе было с такими проще, ты действительно должен стать зверем.
A clean face, an open face, an eye raised to meet an eye—these drew attention and attention drawn brought punishment.
Чистое лицо, открытое лицо, прямой взгляд в глаза — вот тебя уже и заметили, а значит, накажут.
Adam thought how a man doing an ugly or a brutal thing has hurt himself and must punish someone for the hurt.
Совершая подлость или жестокость, человек причиняет себе боль, размышлял Адам, и потому должен кого-нибудь за эту боль наказать.
To be guarded at work by men with shotguns, to be shackled by the ankle at night to a chain, were simple matters of precaution, but the savage whippings for the least stir of will, for the smallest shred of dignity or resistance, these seemed to indicate that guards were afraid of prisoners, and Adam knew from his years in the army that a man afraid is a dangerous animal.
Во время работы тебя сторожили с оружием, на ночь приковывали за ногу к общей цепи, но это были просто меры предосторожности, а вот то, что малейшее проявление силы воли и даже ничтожный намек на самоуважение или неподчинение свирепо подавлялись кнутом, доказывало, пожалуй, что охранники побаиваются каторжников, а страх, как понял Адам еще в армии, превращает человека в опасное животное.
And Adam, like anyone in the world, feared what whipping would do to his body and his spirit.
Но Адам, как и всякое живое существо, боялся того, что способен сделать кнут с его телом и духом.
He drew a curtain around himself.
И потому он огородился стенами.
He removed expression from his face, light from his eyes, and silenced his speech.
Он стер со своего лица чувства, погасил в глазах свет и приказал себе молчать.
Later he was not so much astonished that it had happened to him but that he had been able to take it and with a minimum of pain.
Позже, оглядываясь назад, он удивлялся не столько пережитому, сколько тому, как он смог все это пережить, причем без особых страданий.
It was much more horrible afterward than when it was happening.
Воспоминания об этом кошмаре были страшнее, чем сам кошмар.
It is a triumph of self-control to see a man whipped until the muscles of his back show white and glistening through the cuts and to give no sign of pity or anger or interest.
Необходимо высочайшее, героическое самообладание, чтобы глядеть, как людей порют кнутом, глядеть, как на спине у них проступают сквозь рубцы белесые поблескивающие полосы мышц, и ничем не выдавать своей жалости, гнева или любопытства.
And Adam learned this.
И Адам этому научился.
People are felt rather than seen after the first few moments.
Видим человека мы лишь в первые несколько мгновений, а потом мы его уже скорее не видим, а ощущаем.
During his second sentence on the roads of Florida, Adam reduced his personality to a minus.
Отбывая второй срок на каторжных работах во Флориде, Адам сумел низвести свое «я» до степени со знаком минус.
He caused no stir, put out no vibration, became as nearly invisible as it is possible to be.
От него не исходило никаких токов, никаких волн, еще немного, и он, наверно, превратился бы в невидимку.
And when the guards could not feel him, they were not afraid of him.
Охранники больше не ощущали его, а потому перестали и бояться.
They gave him the jobs of cleaning the camps, of handing out the slops to the prisoners, of filling the water buckets.
Они поручали ему легкую работу: он убирал в бараке, разливал по мискам баланду, носил воду.
скачать в HTML/PDF
share