StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 164 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

There's the fruits of promotion now; there's the vanity of glory: there's the insanity of life!
Вот вам плоды удачной карьеры; вот она тщета славы; вот все безумие жизни!
Besides, if it were so that any mere sailor of the Pequod had a grudge against Flask in Flask's official capacity, all that sailor had to do, in order to obtain ample vengeance, was to go aft at dinner-time, and get a peep at Flask through the cabin sky-light, sitting silly and dumfoundered before awful Ahab.
Да если хоть один матрос на
"Пекоде" имел зуб против третьего помощника Фласка, то стоило этому матросу пройти во время обеда на шканцы и заглянуть в капитанскую каюту, где Фласк сидел бессловесным дурачком перед зловещим Ахавом, и он мог считать себя с лихвой отомщенным.
Now, Ahab and his three mates formed what may be called the first table in the Pequod's cabin.
Ахав и его три помощника составляли, если можно так сказать, первую обеденную смену в капитанской каюте
"Пекода".
After their departure, taking place in inverted order to their arrival, the canvas cloth was cleared, or rather was restored to some hurried order by the pallid steward.
And then the three harpooneers were bidden to the feast, they being its residuary legatees.
После того как все они, в обратном порядке, покидали каюту, бледнолицый стюард убирал со стола, вернее, просто оправлял торопливо холщовую скатерть, и тогда на пиршество как законные наследники приглашались трое гарпунеров.
They made a sort of temporary servants' hall of the high and mighty cabin.
Они на время превращали величественную капитанскую каюту просто в людскую.
In strange contrast to the hardly tolerable constraint and nameless invisible domineerings of the captain's table, was the entire care-free license and ease, the almost frantic democracy of those inferior fellows the harpooneers.
Удивителен был контраст между нечеловеческим напряжением, порожденным подспудным деспотизмом, царившим за капитанским столом, и той беззаботной вольностью, той буйной непринужденностью, той прямодушной грубостью, какими отличались эти средние чины, гарпунщики.
While their masters, the mates, seemed afraid of the sound of the hinges of their own jaws, the harpooneers chewed their food with such a relish that there was a report to it.
В противоположность своим командирам, которых пугал, казалось, даже скрип собственных челюстей, гарпунщики жевали пищу с таким смаком, что у них за ушами трещало и по всей каюте отдавалось.
They dined like lords; they filled their bellies like Indian ships all day loading with spices.
О, они наедались, как боги, они набивали себе животы, как суда в индийском порту набивают себе трюмы пряностями.
Such portentous appetites had Queequeg and Tashtego, that to fill out the vacancies made by the previous repast, often the pale Dough-Boy was fain to bring on a great baron of salt-junk, seemingly quarried out of the solid ox.
У Квикега и Тэштиго были такие чудовищные аппетиты, что бледному стюарду, дабы заполнить пустоту, образовавшуюся со времени предыдущей трапезы, приходилось тащить на стол солонину гигантскими кусками, целые филейные части, добытые, можно было подумать, прямо из цельной бычьей туши.
And if he were not lively about it, if he did not go with a nimble hop-skip-and-jump, then Tashtego had an ungentlemanly way of accelerating him by darting a fork at his back, harpoon-wise.
И если при этом он поворачивался недостаточно резво, если он оказывался не таким уж молниеносным
"Одна-нога-здесь-другая-там", у Тэштиго был свой не слишком любезный способ подгонять его - на манер гарпуна пуская ему в спину вилку.
And once Daggoo, seized with a sudden humor, assisted Dough-Boy's memory by snatching him up bodily, and thrusting his head into a great empty wooden trencher, while Tashtego, knife in hand, began laying out the circle preliminary to scalping him.
А как-то раз в припадке веселья Дэггу решил помочь Пончику бороться с забывчивостью - он сгреб его в охапку, сунул головой на пустующую доску для резки хлеба и так держал, покуда Тэштиго с ножом в руке ходил вокруг, готовясь приступить к сниманию скальпа.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1