StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 166 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

How could he forget that in his Island days, Queequeg, for one, must certainly have been guilty of some murderous, convivial indiscretions.
Разве мог он забыть, например, как Квикег, живя у себя на острове, наверняка был повинен в кое-каких душегубных пиршественных бестактностях?
Alas!
Беда, Пончик, беда!
Dough-Boy! hard fares the white waiter who waits upon cannibals.
Плохо приходится белому лакею, который должен прислуживать каннибалам.
Not a napkin should he carry on his arm, but a buckler.
Не салфетку следует ему повесить на левый локоть, а щит.
In good time, though, to his great delight, the three salt-sea warriors would rise and depart; to his credulous, fable-mongering ears, all their martial bones jingling in them at every step, like Moorish scimetars in scabbards.
Тем не менее, к величайшей его радости, три морских воителя наконец встают и уходят, и его суеверный, жадный до небывальщины слух улавливает на каждом шагу воинственный звон их костей, точно звон мавританских ятаганов, погромыхивающих в ножнах.
But, though these barbarians dined in the cabin, and nominally lived there; still, being anything but sedentary in their habits, they were scarcely ever in it except at mealtimes, and just before sleeping-time, when they passed through it to their own peculiar quarters.
Однако, несмотря на то что эти дикари обедали в капитанской каюте и даже, как считалось, жили здесь, - все же, будучи от природы отнюдь не оседлыми, они появлялись тут только на время совместных трапез, да еще перед сном, проходя через каюту в свое собственное жилище.
In this one matter, Ahab seemed no exception to most American whale captains, who, as a set, rather incline to the opinion that by rights the ship's cabin belongs to them; and that it is by courtesy alone that anybody else is, at any time, permitted there.
В этом вопросе Ахав не составлял исключения среди прочих американских капитанов-китоловов, точно так же, как и все они, придерживаясь того мнения, что каюта по праву принадлежит именно ему, а остальные всякий раз допускаются сюда исключительно благодаря его любезности.
So that, in real truth, the mates and harpooneers of the Pequod might more properly be said to have lived out of the cabin than in it.
Так что уж если по правде говорить, то помощники и гарпунеры на
"Пекоде" жили не в каюте, а вне ее.
For when they did enter it, it was something as a street-door enters a house; turning inwards for a moment, only to be turned out the next; and, as a permanent thing, residing in the open air.
И, входя, они каждый раз уподоблялись входной двери, которая на мгновение поворачивается внутрь жилища, чтобы тотчас же снова очутиться снаружи, и, как правило, пребывает на открытом воздухе.
Nor did they lose much hereby; in the cabin was no companionship; socially, Ahab was inaccessible.
Да и немного они проигрывали на этом; в каюте царил дух необщительности; кроме как по делу, к Ахаву было не подступиться.
Though nominally included in the census of Christendom, he was still an alien to it.
Принадлежа формально к христианскому миру, Ахав на деле был ему чужд.
He lived in the world, as the last of the Grisly Bears lived in settled Missouri.
Он жил среди людей, как последний медведь-гризли на заселенных людьми берегах Миссури.
And as when Spring and Summer had departed, that wild Logan of the woods, burying himself in the hollow of a tree, lived out the winter there, sucking his own paws; so, in his inclement, howling old age, Ahab's soul, shut up in the caved trunk of his body, there fed upon the sullen paws of its gloom!
И подобно тому как этот дикий лесной вождь Логан с уходом весны и лета забирался в дупло и там зимовал, посасывая собственные лапы, так и душа Ахава суровой вьюжной зимой его старости запряталась в дуплистый ствол его тела и сосала там угрюмо лапу мрака.
CHAPTER 35.
The Mast-Head.
Глава XXXV. НА МАЧТЕ
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1