StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 20 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

Coffin?—Spouter?—Rather ominous in that particular connexion, thought I.
"Гроб?
Китовый фонтан?
Звучит довольно зловеще при данных обстоятельствах", - подумал я.
But it is a common name in Nantucket, they say, and I suppose this Peter here is an emigrant from there.
Впрочем, ведь говорят, в Нантакете это распространенная фамилия, и сей Питер, вероятно, просто переселился сюда с острова.
As the light looked so dim, and the place, for the time, looked quiet enough, and the dilapidated little wooden house itself looked as if it might have been carted here from the ruins of some burnt district, and as the swinging sign had a poverty-stricken sort of creak to it, I thought that here was the very spot for cheap lodgings, and the best of pea coffee.
Свет оттуда шел такой тусклый, вокруг в этот час все казалось таким спокойным, да и сам этот ветхий деревянный домишко выглядел так, словно его перевезли сюда из погорелого района, и так по-нищенски убого поскрипывала над ним вывеска, что я понял - именно здесь я смогу найти пристанище себе по карману и наилучший гороховый кофе.
It was a queer sort of place—a gable-ended old house, one side palsied as it were, and leaning over sadly.
Странное это было сооружение - старый дом под островерхой крышей совсем перекосился на один бок, словно несчастный паралитик.
It stood on a sharp bleak corner, where that tempestuous wind Euroclydon kept up a worse howling than ever it did about poor Paul's tossed craft.
Он стоял зажатый в какой-то тесный и мрачный угол, а буйный ветер Евроклидон не переставая завывал вокруг еще яростнее, чем некогда вокруг утлого суденышка бедного Павла.
Euroclydon, nevertheless, is a mighty pleasant zephyr to any one in-doors, with his feet on the hob quietly toasting for bed.
А ведь Евроклидон - это отменно приятный зефир для всякого, кто сидит под крышей и спокойно поджаривает у камина ноги, покуда не придет время отправляться ко сну.
"In judging of that tempestuous wind called Euroclydon," says an old writer—of whose works I possess the only copy extant—"it maketh a marvellous difference, whether thou lookest out at it from a glass window where the frost is all on the outside, or whether thou observest it from that sashless window, where the frost is on both sides, and of which the wight Death is the only glazier."
"При оценке того буйного ветра, что носит наименование Евроклидон, - говорит один древний автор, чьи труды дошли до нас в единственном экземпляре, владельцем которого являюсь я, - огромная разница проистекает из того, рассматриваешь ли ты его сквозь оконные стекла, ограждающие тебя от холода, царящего по ту сторону, или же ты глядишь на него из того окна, в котором нет переплетов, из окна, по обе стороны которого царит холод, из окна, которое лишь некто по имени Смерть может остеклянить".
True enough, thought I, as this passage occurred to my mind—old black-letter, thou reasonest well.
"Право же, - подумал я, когда эти строки пришли мне на память, - ты рассуждаешь разумно, мой древний готический фолиант".
Yes, these eyes are windows, and this body of mine is the house.
В самом деле, глаза эти - окна, а тело мое - это дом.
What a pity they didn't stop up the chinks and the crannies though, and thrust in a little lint here and there.
Жаль, правда, что не заткнуты как следует все трещины и щели, надо бы понасовать кое-где немного корпии.
But it's too late to make any improvements now.
Но теперь уже поздно вносить усовершенствования.
The universe is finished; the copestone is on, and the chips were carted off a million years ago.
Вселенная уже возведена, ключевой камень свода уложен и щебень вывезен на телегах миллион лет тому назад.
Poor Lazarus there, chattering his teeth against the curbstone for his pillow, and shaking off his tatters with his shiverings, he might plug up both ears with rags, and put a corn-cob into his mouth, and yet that would not keep out the tempestuous Euroclydon.
Бедный Лазарь, лязгая зубами на панели, что служит ему подушкой, и в дрожи отрясая последние лохмотья со своего озябшего тела, может законопатить себе уши тряпьем, а рот заткнуть обглоданным кукурузным початком, но и так он не сумеет укрыться от Евроклидона.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1