StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 239 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

A short rushing sound leaped out of the boat; it was the darted iron of Queequeg.
Короткий, стремительный звук вырвался из лодки! это Квикег метнул свой гарпун.
Then all in one welded commotion came an invisible push from astern, while forward the boat seemed striking on a ledge; the sail collapsed and exploded; a gush of scalding vapour shot up near by; something rolled and tumbled like an earthquake beneath us.
В тот же миг подхваченный качкой вельбот сильно швырнуло вперед и одновременно точно ударило носом о подводную скалу.
Парус рванулся и опал, рядом взметнулась ввысь струя жгучего пара, все под нами закачалось, заходило ходуном, как при землетрясении.
The whole crew were half suffocated as they were tossed helter-skelter into the white curdling cream of the squall.
Полузадохшуюся команду разбросало во все стороны по белому кипеню шквала.
Squall, whale, and harpoon had all blended together; and the whale, merely grazed by the iron, escaped.
Шквал, кит и гарпун - все перемешалось; и кит, лишь слегка задетый гарпуном, ушел.
Though completely swamped, the boat was nearly unharmed.
Вельбот едва не затопило, но он был почти не поврежден.
Swimming round it we picked up the floating oars, and lashing them across the gunwale, tumbled back to our places.
Плавая вокруг, мы подобрали весла, привязали их к планширу и вскарабкались обратно на свои места.
There we sat up to our knees in the sea, the water covering every rib and plank, so that to our downward gazing eyes the suspended craft seemed a coral boat grown up to us from the bottom of the ocean.
Мы оказались по колено в воде, которая покрывала все слани и шпангоуты, так что нашим опущенным взорам представлялось, будто мы сидим в коралловом суденышке, выросшем со дна морского почти до самой поверхности.
The wind increased to a howl; the waves dashed their bucklers together; the whole squall roared, forked, and crackled around us like a white fire upon the prairie, in which, unconsumed, we were burning; immortal in these jaws of death!
Ветер крепчал: теперь он уже выл во всю мочь; волны сшибались щитами; шквал грохотал, чертил зигзаги, рассыпался с треском вокруг нас, словно бегущее по прерии белое пламя, в котором мы горели, не сгорая, бессмертные у смерти в зубах!
In vain we hailed the other boats; as well roar to the live coals down the chimney of a flaming furnace as hail those boats in that storm.
Напрасно призывали мы другие лодки; в такой шторм это было все равно что звать угли из горящего пламени через дымоход раскаленной печи.
Meanwhile the driving scud, rack, and mist, grew darker with the shadows of night; no sign of the ship could be seen.
Тем временем клочья пены, летящие космы туч и туман становились все темнее под тенью надвигающейся ночи; корабля по-прежнему не было видно.
The rising sea forbade all attempts to bale out the boat.
Вздымающиеся валы пресекали всякие попытки вычерпать из шлюпки воду.
The oars were useless as propellers, performing now the office of life-preservers.
Весла уже не могли служить нам в качестве движителей, их можно было использовать только вместо спасательных кругов.
So, cutting the lashing of the waterproof match keg, after many failures Starbuck contrived to ignite the lamp in the lantern; then stretching it on a waif pole, handed it to Queequeg as the standard-bearer of this forlorn hope.
Разрубив бечевку, оплетавшую наглухо закупоренный бочонок со спичками, Старбек после многих неудач сумел наконец зажечь фонарь, а затем, нацепив его на какой-то шест, передал Квикегу - знаменосцу погибшей надежды.
There, then, he sat, holding up that imbecile candle in the heart of that almighty forlornness.
И тот сидел на носу, высоко держа свой бессильный светоч в самом сердце всесильного мрака.
There, then, he sat, the sign and symbol of a man without faith, hopelessly holding up hope in the midst of despair.
Он сидел на носу, отчаявшийся, изверившийся, но и в бездне отчаяния высоко держащий до последнего огонь надежды.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1