StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 325 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

It is still colossal.
Оно по-прежнему грандиозно.
Slowly it floats more and more away, the water round it torn and splashed by the insatiate sharks, and the air above vexed with rapacious flights of screaming fowls, whose beaks are like so many insulting poniards in the whale.
Все дальше и дальше относит его от судна, вода вокруг него кипит и плещет от ненасытных акул, а воздух над ним взбудоражен крыльями крикливых птиц, чьи клювы вонзаются ему в бока, точно бессчетные предательские кинжалы.
The vast white headless phantom floats further and further from the ship, and every rod that it so floats, what seem square roods of sharks and cubic roods of fowls, augment the murderous din.
И чем дальше относит этот огромный белый обезглавленный призрак, тем сильнее возрастает убийственный плеск и гомон, поднимаемый акулами у поверхности моря и птицами, облаком вьющимися над водой.
For hours and hours from the almost stationary ship that hideous sight is seen.
Много часов подряд видим мы это мерзкое зрелище с палубы лежащего в дрейфе судна.
Beneath the unclouded and mild azure sky, upon the fair face of the pleasant sea, wafted by the joyous breezes, that great mass of death floats on and on, till lost in infinite perspectives.
Под ласковыми безоблачными небесами по светлому лику теплого моря, овеваемая радостными ветерками, все плывет и плывет эта туша смерти, покуда не затеряется наконец в бескрайней дали.
There's a most doleful and most mocking funeral!
Может ли быть зрелище печальнее, может ли издевка быть язвительнее?
The sea-vultures all in pious mourning, the air-sharks all punctiliously in black or speckled.
Плавучие стервятники явились на похороны в благоговейном трауре, собрались и воздушные акулы, все в черном облачении или хоть с черными пятнами.
In life but few of them would have helped the whale, I ween, if peradventure he had needed it; but upon the banquet of his funeral they most piously do pounce.
Мало кто из них, я думаю, оказал бы киту поддержку при жизни, попади он в беду; но на тризну его они благочестиво слетаются со всех сторон.
Oh, horrible vultureism of earth! from which not the mightiest whale is free.
О черное воронье нашей планеты! даже величайшему из китов не спастись от вас.
Nor is this the end.
Но это еще не конец.
Desecrated as the body is, a vengeful ghost survives and hovers over it to scare.
Долго потом в оскверненном трупе живет мстительный дух и витает над ним, наводя страх.
Espied by some timid man-of-war or blundering discovery-vessel from afar, when the distance obscuring the swarming fowls, nevertheless still shows the white mass floating in the sun, and the white spray heaving high against it; straightway the whale's unharming corpse, with trembling fingers is set down in the log—SHOALS, ROCKS, AND BREAKERS HEREABOUTS: BEWARE!
Замеченный вдали робким военным кораблем или беспомощным судном открывателей, которые еще не видят издалека птичьих стай, но различают в лучах солнца над водой какую-то белую массу, опоясанную широким кольцом белой пены, - в тот же миг безвредный труп кита вносится дрожащими пальцами в вахтенный журнал:
"Осторожно, замечены мели, рифы и буруны".
And for years afterwards, perhaps, ships shun the place; leaping over it as silly sheep leap over a vacuum, because their leader originally leaped there when a stick was held.
И многие годы спустя будут еще корабли страшиться этого места, перепрыгивая через него, как прыгают на ровной дорожке безмозглые овцы потому только, что в этом месте подпрыгнул их вожак, когда ему подставили палку.
There's your law of precedents; there's your utility of traditions; there's the story of your obstinate survival of old beliefs never bottomed on the earth, and now not even hovering in the air!
Вот вам ваши хваленые прецеденты, вот вам польза традиций, вот вам все эти живучие предания, никаких у них нет корней в земле, они даже, как говорится, и в воздухе не висят.
There's orthodoxy!
Вот она, ортодоксальность!
Thus, while in life the great whale's body may have been a real terror to his foes, in his death his ghost becomes a powerless panic to a world.
Так вот и получается, что при жизни тело кита всерьез устрашает врагов, а после смерти дух его порождает в мире необычайный страх и панику.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1