StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 554 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

As Ahab now glided from the dejected Delight, the strange life-buoy hanging at the Pequod's stern came into conspicuous relief.
Когда "Пекод", бегущий от охваченного горем
"Восхитительного", повернулся к нему кормой, висевший там странный спасательный буй открылся всем взорам.
"Ha! yonder! look yonder, men!" cried a foreboding voice in her wake.
- Эгей!
Взгляните-ка туда, ребята! - послышался вещий голос за кормой
"Пекода".
"In vain, oh, ye strangers, ye fly our sad burial; ye but turn us your taffrail to show us your coffin!"
- Напрасно, о, напрасно, земляки, спешите вы прочь от наших печальных похорон; вы только поворачиваетесь к нам гакабортом, чтобы показать нам свой собственный гроб!
CHAPTER 132.
The Symphony.
Глава CXXXII. СИМФОНИЯ
It was a clear steel-blue day.
Был ясный день, отливающий стальной синевою.
The firmaments of air and sea were hardly separable in that all-pervading azure; only, the pensive air was transparently pure and soft, with a woman's look, and the robust and man-like sea heaved with long, strong, lingering swells, as Samson's chest in his sleep.
Своды воздуха и воды соединялись почти неприметно для глаза во всепронизывающей лазури; задумчивая высь была как-то по-женски прозрачна, мягка и чиста, а могучий мужественный океан вздымался долгими, сильными, медлительными валами, точно грудь спящего Самсона.
Hither, and thither, on high, glided the snow-white wings of small, unspeckled birds; these were the gentle thoughts of the feminine air; but to and fro in the deeps, far down in the bottomless blue, rushed mighty leviathans, sword-fish, and sharks; and these were the strong, troubled, murderous thinkings of the masculine sea.
В вышине взад и вперед скользили на незапятнанных крылах легкие, белоснежные птицы; то были кроткие думы женственной лазури; между тем как в глубине, далеко в синей бездне, проносились туда и сюда свирепые левиафаны, меч-рыбы и акулы; и это были упорные, неспокойные, убийственные мужские мысли могучего океана.
But though thus contrasting within, the contrast was only in shades and shadows without; those two seemed one; it was only the sex, as it were, that distinguished them.
Но как ни велик был внутренний контраст между этими стихиями, снаружи он выступал лишь в оттенках и полутонах; вдвоем они составляли одно, как бы являя собой два начала: женское и мужское.
Aloft, like a royal czar and king, the sun seemed giving this gentle air to this bold and rolling sea; even as bride to groom.
А сверху, подобно царственному монарху и государю, солнце словно отдавало кроткую лазурь буйному, отважному океану, как отдают жениху молодую невесту.
And at the girdling line of the horizon, a soft and tremulous motion—most seen here at the Equator—denoted the fond, throbbing trust, the loving alarms, with which the poor bride gave her bosom away.
И там, где тянулся пояс горизонта, легкое колебание воздуха - какое нередко можно видеть на экваторе - выдавало полное любви и трепета доверие и нежную тревогу, с какой открывала супругу свои объятия робкая невеста.
Tied up and twisted; gnarled and knotted with wrinkles; haggardly firm and unyielding; his eyes glowing like coals, that still glow in the ashes of ruin; untottering Ahab stood forth in the clearness of the morn; lifting his splintered helmet of a brow to the fair girl's forehead of heaven.
Замкнутый и напряженный, весь изборожденный узловатыми морщинами, упрямый и неистовый, с глазами, горящими, словно угли, что светятся даже в золе развалин, стоял не ведающий сомнений Ахав в ясном свете утра, подняв расщепленный шлем своего лба к чистому девичьему челу небес.
Oh, immortal infancy, and innocency of the azure!
О бессмертное младенчество и невинность лазури!
Invisible winged creatures that frolic all round us!
Невидимые крылатые существа, что резвятся повсюду вокруг нас!
Sweet childhood of air and sky! how oblivious were ye of old Ahab's close-coiled woe!
Милое детство воздуха и неба!
Вам и невдомек тугая скорбь старого Ахава!
But so have I seen little Miriam and Martha, laughing-eyed elves, heedlessly gambol around their old sire; sporting with the circle of singed locks which grew on the marge of that burnt-out crater of his brain.
Так случалось мне видеть маленьких Марию и Марфу, двух веселых эльфов со смеющимися глазами, когда они беззаботно скакали вокруг своего старого родителя, играя кольцами опаленных кудрей, что растут на краю выжженного кратера его мозга.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1