StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 56 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

Not a forger, any way, he mutters; and Jonah is put down for his passage.
Ну, во всяком случае, это не фальшивомонетчик, говорит он себе и вносит Иону в список пассажиров.
'Point out my state-room, Sir,' says Jonah now,
"Укажите мне мою каюту, сэр, - обращается тогда к нему Иона.
'I'm travel-weary; I need sleep.'
- Я устал, добираясь сюда, и нуждаюсь в отдыхе". -
'Thou lookest like it,' says the Captain, 'there's thy room.'
"По тебе и видно, - замечает капитан.
- Вот твоя каюта".
Jonah enters, and would lock the door, but the lock contains no key.
Иона входит в каюту и поворачивается, чтобы запереть дверь, но в замке нет ключа.
Hearing him foolishly fumbling there, the Captain laughs lowly to himself, and mutters something about the doors of convicts' cells being never allowed to be locked within.
А капитан, слыша, как он там без толку возится с дверью, смеется тихонько и бормочет себе под нос что-то относительно тюремных камер, которые не разрешается запирать изнутри.
All dressed and dusty as he is, Jonah throws himself into his berth, and finds the little state-room ceiling almost resting on his forehead.
Иона прямо, как был, в одежде и покрытый пылью, валится на койку и видит, что потолок в этой маленькой каюте чуть ли не касается его лба.
The air is close, and Jonah gasps.
Воздух здесь спертый, Ионе трудно дышать.
Then, in that contracted hole, sunk, too, beneath the ship's water-line, Jonah feels the heralding presentiment of that stifling hour, when the whale shall hold him in the smallest of his bowels' wards.
Уже теперь, в этой тесной норе, расположенной ниже ватерлинии, испытывает Иона вещее предчувствие того удушливого часа, когда кит заключит его в самой тесной темнице своего чрева.
"Screwed at its axis against the side, a swinging lamp slightly oscillates in Jonah's room; and the ship, heeling over towards the wharf with the weight of the last bales received, the lamp, flame and all, though in slight motion, still maintains a permanent obliquity with reference to the room; though, in truth, infallibly straight itself, it but made obvious the false, lying levels among which it hung.
Слегка покачивается привинченная к переборке висячая лампа; под тяжестью последних тюков судно накренилось в сторону причала, и лампа вместе с язычком пламени висит теперь немного косо по отношению к самой каюте; хотя в действительности, безукоризненно прямая, она лишь делала очевидной всю обманчивость и лживость тех уровней, среди которых она покачивалась.
The lamp alarms and frightens Jonah; as lying in his berth his tormented eyes roll round the place, and this thus far successful fugitive finds no refuge for his restless glance.
Лампа тревожит, пугает Иону; лежа у себя на койке, он усталыми глазами обводит каюту, и не на чем отдохнуть беспокойному взору этого доселе удачливого беглеца.
But that contradiction in the lamp more and more appals him.
А двусмыслие лампы внушает ему все больший страх.
The floor, the ceiling, and the side, are all awry.
Все перекошено - пол, потолок, переборки.
'Oh! so my conscience hangs in me!' he groans, 'straight upwards, so it burns; but the chambers of my soul are all in crookedness!'
"Вот так же и совесть моя висит во мне, - стонет он, - прямо вверх устремлено ее жгучее пламя, но искривлены все приделы моей души".
"Like one who after a night of drunken revelry hies to his bed, still reeling, but with conscience yet pricking him, as the plungings of the Roman race-horse but so much the more strike his steel tags into him; as one who in that miserable plight still turns and turns in giddy anguish, praying God for annihilation until the fit be passed; and at last amid the whirl of woe he feels, a deep stupor steals over him, as over the man who bleeds to death, for conscience is the wound, and there's naught to staunch it; so, after sore wrestlings in his berth, Jonah's prodigy of ponderous misery drags him drowning down to sleep.
Как человек, который после пьяного ночного пиршества торопится к своему ложу, хоть голова у него еще кружится, а уже укоры совести начинают запускать в душу стальные крючья вроде тех шипов на упряжи римского скакуна, что тем глубже впиваются ему в грудь, чем сильнее рвется он вперед; подобно этому человеку, который в мучительной дурноте мечется у себя на постели, моля Бога, чтобы Он даровал ему небытие, покуда длится это жалкое состояние, и наконец среди водоворота мук чувствует, как его охватывает глубокое оцепенение, подобное тому, в какое погружается умирающий от потери крови, ибо больная совесть - это та же рана, и ничем нельзя унять кровотечения; вот так и Иона, проведя на своей койке долгие мучительные беспокойные часы, наконец под тяжестью чудодейственного страдания погружается в зеленые глубины сна.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1