StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 72 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

Well; when all the wedding guests were assembled at the bride's bamboo cottage, this Captain marches in, and being assigned the post of honour, placed himself over against the punchbowl, and between the High Priest and his majesty the King, Queequeg's father.
И вот, когда все гости собрались в бамбуковой хижине невесты, входит этот капитан и усаживается на предназначенное ему почетное место прямо против тыквы между верховным жрецом и его царским величеством - отцом Квикега.
Grace being said,—for those people have their grace as well as we—though Queequeg told me that unlike us, who at such times look downwards to our platters, they, on the contrary, copying the ducks, glance upwards to the great Giver of all feasts—Grace, I say, being said, the High Priest opens the banquet by the immemorial ceremony of the island; that is, dipping his consecrated and consecrating fingers into the bowl before the blessed beverage circulates.
Прочитали молитву - ибо у этих людей, точно так же как и у нас, есть свои молитвы, только Квикег говорил мне, что, в отличие от нас, взирающих во время молитвы вниз, на свои тарелки, они, наоборот, подражают уткам и устремляют взоры кверху, к великому Подателю всех угощений, - так вот, прочитали молитву, и тогда верховный жрец открыл празднество особой древней церемонией - он окунул в тыкву свои освященные и освящающие пальцы, после чего благословенный напиток должен идти по кругу.
Seeing himself placed next the Priest, and noting the ceremony, and thinking himself—being Captain of a ship—as having plain precedence over a mere island King, especially in the King's own house—the Captain coolly proceeds to wash his hands in the punchbowl;—taking it I suppose for a huge finger-glass.
Но капитан, сидевший подле жреца, увидел это и, считая, что ему, капитану большого судна, безусловно должно принадлежать право первенства перед простым царем какого-то острова, тем более в доме этого самого царя, - капитан преспокойно ополаскивает пальцы в пуншевой чаше, полагая, вероятно, что она для того и поставлена здесь, чтобы в ней мыли руки.
"Now," said Queequeg, "what you tink now?—Didn't our people laugh?"
"Ну, - говорит Квикег, - что ты теперь скажешь?
Думаешь, наши люди не смеялись?"
At last, passage paid, and luggage safe, we stood on board the schooner.
Но вот, заплатив за проезд и пристроив свой багаж, мы очутились на борту пакетбота.
Hoisting sail, it glided down the Acushnet river.
Поставлены паруса, и мы скользим вниз по реке Акушнет.
On one side, New Bedford rose in terraces of streets, their ice-covered trees all glittering in the clear, cold air.
Справа от нас террасами своих улиц поднимался Нью-Бедфорд, весь сверкая обледеневшими ветвями деревьев в холодном прозрачном воздухе.
Huge hills and mountains of casks on casks were piled upon her wharves, and side by side the world-wandering whale ships lay silent and safely moored at last; while from others came a sound of carpenters and coopers, with blended noises of fires and forges to melt the pitch, all betokening that new cruises were on the start; that one most perilous and long voyage ended, only begins a second; and a second ended, only begins a third, and so on, for ever and for aye.
На пристанях высокими горами громоздились груды наваленных друг на друга бочек, и тут же один подле другого безмолвно стояли на якоре китобойные суда, избороздившие весь свет и наконец вернувшиеся в тихую гавань; но уже с иных палуб доносился звон плотничьих и бондарных инструментов, слышался согласный гул горнов и костров, на которых топили смолу, - все это означало, что готовятся новые рейсы, что окончание одного долгого, опасного плавания служит лишь началом другого, окончание второго - началом третьего, и так без конца, на вечные времена.
Such is the endlessness, yea, the intolerableness of all earthly effort.
Вот она, нескончаемая, нестерпимая бесцельность всех дел земных!
Gaining the more open water, the bracing breeze waxed fresh; the little Moss tossed the quick foam from her bows, as a young colt his snortings.
По мере того как мы удалялись от берега, свежий ветер крепчал, и маленький
"Лишайник" стал раскидывать носом быструю пену, словно фыркающий жеребенок.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1