5#

Остряк. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Остряк". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 789 книг и 2353 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 15  ←предыдущая следующая→ ...

Isaac Asimov
Айзек Азимов
Jokester
Остряк
Noel Meyerhof consulted the list he had prepared and chose which item was to be first.
Ноэл Меерхоф просматривал список, решая, с чего начать.
As usual, he relied mainly on intuition.
Как всегда, он положился в основном на интуицию.
He was dwarfed by the machine he faced, though only the smallest por­tion of the latter was in view.
Меерхоф казался пигмеем рядом с машиной, а ведь была видна лишь незначительная ее часть.
That didn't matter.
Но это роли не играло.
He spoke with the offhand confidence of one who thoroughly knew he was master.
Он заговорил с бесцеремонной уверенностью человека, твердо знающего, что он здесь хозяин.
"Johnson," he said, "came home unexpectedly from a business trip to find his wife in the arms of his best friend.
He staggered back and said,
'Max!
I'm married to the lady so I have to.
But why you?' " 1 Meyerhof thought: Okay, let that trickle down into its guts and gurgle about a bit.
— Гарри Джонс, член масонской ложи, — сказал он, — за завтраком обсуждал с женой подробности вчерашнего заседания братьев-масонов.
Оказывается, президент ложи выступил с обещанием подарить шелковый цилиндр тому, кто встанет и поклянется, что за годы семейной жизни не целовал ни одной женщины, кроме своей жены.
«И поверишь ли, Эллен, никто не встал». —
«Гарри, — удивилась жена, — а ты-то почему не встал?» —
«Да знаешь, я уж совсем было хотел, но вовремя спохватился, что мне страшно не пойдет шелковый цилиндр».
Меерхоф подумал:
«Ладно, проглотила, теперь пусть переварит».
And a voice behind him said,
Кто-то окликнул его сзади:
"Hey."
— Эй!
Meyerhof erased the sound of that monosyllable and put the circuit he was using into neutral.
Меерхоф стер это междометие из памяти машины и перевел цепь в нейтральную позицию.
He whirled and said,
Он круто обернулся:
"I'm working.
— Я занят.
Don't you knock?"
В дверь принято стучать — вам что, не известно?
He did not smile as he customarily did in greeting Timothy Whistler, a senior analyst with whom he dealt as often as with any.
Против обыкновения Меерхоф не улыбнулся, отвечая на приветствие Тимоти Уистлера — старшего аналитика, с которым он сталкивался по работе не реже, чем с другими.
He frowned as he would have for an interruption by a stranger, wrinkling his thin face into a distortion that seemed to extend to his hair, rumpling it more than ever.
Меерхоф насупился, словно ему помешал чужой человек: его худое лицо исказилось гримасой, волосы взъерошились пуще прежнего.
Whistler shrugged.
Уистлер пожал плечами.
He wore his white lab coat with his fists pressing down within its pockets and creasing it into tense vertical lines.
На нем был белый халат, руки он держал в карманах, отчего на ткани образовались вертикальные складки.
"I knocked.
— Я постучался.
You didn't answer.
Вы не ответили.
The operations signal wasn't on."
А сигнал
«Не мешать» погашен.
Meyerhof grunted.
Меерхоф что-то промычал.
It wasn't at that.
Сигнал и вправду не был включен.
He'd been thinking about this new project too intensively and he was forgetting little details.
Поглощенный новым исследованием, Меерхоф забывал о мелочах.
And yet he could scarcely blame himself for that.
И все же ему не в чем было себя упрекнуть.
This thing was impor­tant.
Дело-то важное.
He didn't know why it was, of course.
Почему важное, он, разумеется, не знал.
Grand Masters rarely did.
Гроссмейстеры редко это знают.
That's what made them Grand Masters; the fact that they were beyond reason.
Оттого-то они и гроссмейстеры, что действуют по наитию.
How else could the human mind keep up with that ten-mile-long lump of solidified reason that men called Multivac, the most complex computer ever built?
А как еще может человеческий мозг угнаться за сгустком разума пятнадцатикилометровой длины, называемым Мултивак, — за самой сложной на свете вычислительной машиной?
Meyerhof said,
"I am working.
— Я работаю, — сказал Меерхоф.
Is there something important on your mind?"
— У вас что-нибудь срочное?
"Nothing that can't be postponed.
— Потерпит.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 1 оценках: 4 из 5 1