5#

Паразиты. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Паразиты". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2612 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 350  ←предыдущая следующая→ ...

Then the explosion came.
И здесь грянул гром.
Charles threw down his paper on the floor, and got up from his chair.
Чарльз бросил газету на пол и встал с кресла.
We saw that his face was white and tense, and his mouth a thin hard line.
Его лицо побледнело, каждый мускул напрягся, а рот превратился в тонкую, жесткую линию.
He had never looked like this before.
Раньше мы никогда его таким не видели.
“Correct,” he said, “a parasite.
— Совершенно верно, — сказал он, — паразит.
And that’s what you are, the three of you.
Parasites.
И это вы, вы, все трое.
The whole bunch.
Вся компания.
You always have been and you always will be.
Всегда ими были и всегда будете.
Nothing can change you.
Вас ничто не изменит, не может изменить.
You are doubly, triply parasitic; first, because you’ve traded ever since childhood on that seed of talent you had the luck to inherit from your fantastic forebears; secondly, because you’ve none of you done a stroke of ordinary honest work in your lives, but batten upon us, the fool public who allow you to exist; and thirdly, because you prey upon each other, the three of you, living in a world of fantasy which you have created for yourselves and which bears no relation to anything in heaven or on earth.”
Вы вдвойне, втройне паразиты: во-первых, потому, что с самого детства спекулируете на той крупице таланта, которую вам посчастливилось унаследовать от ваших фантазеров-родителей; во-вторых, потому, что ни один из вас ни разу в жизни не удосужился заняться пусть незаметным, но честным трудом; и, в-третьих, потому, что вся ваша троица живет за счет друг друга и обитает в мире грез и фантазий, который вы сами для себя сотворили и который не имеет ничего общего ни с земной реальностью, ни с небесной.
He stood there, staring down at us, and for a moment none of us said anything.
Чарльз стоял, пристально глядя на нас с высоты своего роста.
Ни один из нас не проронил ни звука.
It was painful, embarrassing, not a time for laughter.
То были мучительные, тягостные мгновения, чему уж тут смеяться.
The attack was far too personal.
Обвинение носило слишком личный характер.
Maria opened her eyes now and lay back against the cushion, watching Charles, an odd, self-conscious expression upon her face, like a child uncertain of punishment who has been caught out in misdemeanor.
Мария открыла глаза, снова откинулась на подушку и смотрела на Чарльза с каким-то непонятным смущением, словно ребенок, которого поймали на озорстве, и он не знает, какое наказание за этим последует.
Niall remained rooted to the piano, looking at nothing and at no one.
Найэл застыл у рояля, вперив взгляд в пустоту.
Celia folded her hands in her lap and waited, passive and expectant, for the next blow.
Селия опустила руки на колени и покорно ожидала следующего удара.
She wished she had not taken off her glasses when she put aside the workbasket—she felt naked now without them.
Как она жалела, что сняла очки и отложила их вместе с рабочей корзинкой — без них она чувствовала себя раздетой.
They served as a defense.
Они всегда служили ей своеобразным орудием защиты.
“What do you mean?” said Maria.
— Что ты имеешь в виду? — спросила Мария. 
“How do we live in a world of fantasy?”
— Как это мы обитаем в мире грез и фантазий?
She spoke in her puzzled voice, the voice that went with wide-eyed innocence—Niall and Celia recognized the note at once, and so perhaps did Charles, who possibly was deceived no longer, not after years of marriage.
В ее голосе прозвучало недоумение — его обладательнице очень подошло бы невинное личико с широко открытыми изумленными глазами.
Найэл и Селия мгновенно узнали это выражение.
Не исключено, что узнал его и Чарльз, ведь после стольких лет совместной жизни, возможно, он уже не поддавался на обман.
He rose to the bait, gladly, like a voracious fish.
Словно прожорливая рыба, он с радостью заглотил наживку.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1