4#

Первая любовь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Первая любовь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 30 из 68  ←предыдущая следующая→ ...

And what is there before me!… Ah, I am wretched….
My God, how wretched I am!'
И что ждет меня впереди!..
Ах, мне тяжело... боже мой, как тяжело!
'What for?'
I asked timidly.
-- Отчего? -- спросил я робко.
Zinaïda made no answer, she simply shrugged her shoulders.
Зинаида мне не отвечала и только пожала плечами.
I remained kneeling, gazing at her with intense sadness.
Я продолжал стоять на коленях и с глубоким унынием глядел на нее.
Every word she had uttered simply cut me to the heart.
Каждое ее слово так и врезалось мне в сердце.
At that instant I felt I would gladly have given my life, if only she should not grieve.
В это мгновенье я, кажется, охотно бы отдал жизнь свою, лишь бы она не горевала.
I gazed at her—and though I could not understand why she was wretched, I vividly pictured to myself, how in a fit of insupportable anguish, she had suddenly come out into the garden, and sunk to the earth, as though mown down by a scythe.
Я глядел на нее -- и, все-таки не понимая, отчего ей было тяжело, живо воображал себе, как она вдруг, в припадке неудержимой печали, ушла в сад и упала на землю, как подкошенная.
It was all bright and green about her; the wind was whispering in the leaves of the trees, and swinging now and then a long branch of a raspberry bush over Zinaïda's head.
Кругом было и светло и зелено; ветер шелестел в листьях деревьев, изредка качая длинную ветку малины над головой Зинаиды.
There was a sound of the cooing of doves, and the bees hummed, flying low over the scanty grass, Overhead the sun was radiantly blue—while I was so sorrowful….
Где-то ворковали голуби -- и пчелы жужжали, низко перелетывая по редкой траве.
Сверху ласково синело небо -- а мне было так грустно...
'Read me some poetry,' said Zinaïda in an undertone, and she propped herself on her elbow;
'I like your reading poetry.
-- Прочтите мне какие-нибудь стихи, -- промолвила вполголоса Зинаида и оперлась на локоть. -- Я люблю, когда вы стихи читаете.
You read it in sing-song, but that's no matter, that comes of being young.
Вы поете, но это ничего, это молодо.
Read me
Прочтите мне
"On the Hills of Georgia."
"На холмах Грузии".
Only sit down first.'
Только сядьте сперва.
I sat down and read
Я сел и прочел
'On the Hills of Georgia.'
"На холмах Грузии".
'"That the heart cannot choose but love,"' repeated Zinaïda.
'That's where poetry's so fine; it tells us what is not, and what's not only better than what is, but much more like the truth, "cannot choose but love,"—it might want not to, but it can't help it.'
She was silent again, then all at once she started and got up.
'Come along.
-- "Что не любить оно не может", -- повторила Зинаида. -- Вот чем поэзия хороша: она говорит нам то, чего нет и что не только лучше того, что есть, но даже больше похоже на правду...
Что не любить оно не может -- и хотело бы, да не может! -- Она опять умолкла и вдруг встрепенулась и встала. -- Пойдемте.
Meidanov's indoors with mamma, he brought me his poem, but I deserted him.
У мамаши сидит Майданов; он мне принес свою поэму, а я его оставила.
His feelings are hurt too now … I can't help it! you'll understand it all some day … only don't be angry with me!'
Он также огорчен теперь... что делать.
Вы когда-нибудь узнаете... только не сердитесь на меня!
Zinaïda hurriedly pressed my hand and ran on ahead.
Зинаида торопливо пожала мне руку и побежала вперед.
скачать в HTML/PDF
share