4#

Первая любовь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Первая любовь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 56 из 68  ←предыдущая следующая→ ...

The cadet asked me for it, picked a thick stalk of wild parsley, cut a pipe out of it, and began whistling.
Кадет выпросил его у меня, сорвал толстый стебель зори, вырезал из него дудку и принялся свистать.
Othello whistled too.
Отелло посвистал тоже.
But in the evening how he wept, this Othello, in Zinaïda's arms, when, seeking him out in a corner of the garden, she asked him why he was so depressed.
Но зато вечером, как он плакал, этот самый Отелло, на руках Зинаиды, когда, отыскав его в уголку сада, она спросила его, отчего он так печален?
My tears flowed with such violence that she was frightened.
Слезы мои хлынули с такой силой, что она испугалась.
'What is wrong with you?
What is it, Volodya?' she repeated; and seeing I made no answer, and did not cease weeping, she was about to kiss my wet cheek.
-- Что с вами? что с вами, Володя? -- твердила она и, видя, что я не отвечаю ей и не перестаю плакать, вздумала было поцеловать мою мокрую щеку.
But I turned away from her, and whispered through my sobs,
Но я отвернулся от нее и прошептал сквозь рыдания:
'I know all.
Why did you play with me?… What need had you of my love?'
-- Я все знаю; зачем же вы играли мною?..
На что вам нужна была моя любовь?
'I am to blame, Volodya …' said Zinaïda.
'I am very much to blame …' she added, wringing her hands.
'How much there is bad and black and sinful in me!… But I am not playing with you now.
I love you; you don't even suspect why and how….
-- Я виновата перед вами, Володя... -- промолвила Зинаида. -- Ах, я очень виновата... -- прибавила она и стиснула руки. -- Сколько во мне дурного, темного, грешного...
Но я теперь не играю вами, я вас люблю -- вы и не подозреваете, почему и как...
But what is it you know?'
Однако что же вы знаете?
What could I say to her?
Что мог я сказать ей?
She stood facing me, and looked at me; and I belonged to her altogether from head to foot directly she looked at me….
Она стояла передо мною и глядела на меня -- а я принадлежал ей весь, с головы до ног, как только она на меня глядела...
A quarter of an hour later I was running races with the cadet and Zinaïda.
I was not crying, I was laughing, though my swollen eyelids dropped a tear or two as I laughed.
I had Zinaïda's ribbon round my neck for a cravat, and I shouted with delight whenever I succeeded in catching her round the waist.
Четверть часа спустя я уже бегал с кадетом и с Зинаидой взапуски; я не плакал, я смеялся, хотя набухшие веки от смеха роняли слезы; у меня на шее, вместо галстучка, была повязана лента Зинаиды, и я закричал от радости, когда мне удалось поймать ее за талию.
She did just as she liked with me.
Она делала со мной все, что хотела.
XIX
XIX
I should be in a great difficulty, if I were forced to describe exactly what passed within me in the course of the week after my unsuccessful midnight expedition.
Я пришел бы в большое затруднение, если бы меня заставили рассказать подробно, что происходило со мною в течение недели после моей неудачной ночной экспедиции.
It was a strange feverish time, a sort of chaos, in which the most violently opposed feelings, thoughts, suspicions, hopes, joys, and sufferings, whirled together in a kind of hurricane.
I was afraid to look into myself, if a boy of sixteen ever can look into himself; I was afraid to take stock of anything; I simply hastened to live through every day till evening; and at night I slept … the light-heartedness of childhood came to my aid.
Эта было странное, лихорадочное время, хаос какой-то, в котором самые противоположные чувства, мысли, подозренья, надежды, радости и страданья кружились вихрем; я страшился заглянуть в себя, если только шестнадцатилетний мальчик может в себя заглянуть, страшился отдать себе отчет в чем бы то ни было; я просто спешил прожить день до вечера; зато ночью я спал... детское легкомыслие мне помогало.
скачать в HTML/PDF
share