StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 37 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

VI.
The Shoemaker
Глава VI Сапожник
"Good day!" said Monsieur Defarge, looking down at the white head that bent low over the shoemaking.
— Добрый день! — сказал мосье Дефарж, глядя на белую как лунь голову, склонившуюся над работой.
It was raised for a moment, and a very faint voice responded to the salutation, as if it were at a distance:
Голова чуть-чуть приподнялась, и слабый голос ответил очень глухо, словно издалека:
"Good day!"
— Добрый день!
"You are still hard at work, I see?"
— А вы, я вижу, по-прежнему усердно работаете.
After a long silence, the head was lifted for another moment, and the voice replied,
Наступило долгое молчание; потом голова снова чуть приподнялась, и голос ответил:
"Yes—I am working."
This time, a pair of haggard eyes had looked at the questioner, before the face had dropped again.
«Да, работаю», испуганные глаза взметнулись на вопрошавшего, и тут же голова снова опустилась.
The faintness of the voice was pitiable and dreadful.
Жалость и содрогание вызывал этот слабый, глухой голос.
It was not the faintness of physical weakness, though confinement and hard fare no doubt had their part in it.
Это была не просто телесная немощность, хотя долгое заключение и скудная пища, конечно, оказали свое действие.
Its deplorable peculiarity was, that it was the faintness of solitude and disuse.
В этом почти беззвучном, невыразительном голосе чувствовалась глухота одиночества, отвычка от человеческой речи.
It was like the last feeble echo of a sound made long and long ago.
Голос этот был словно последний, чуть слышный отзвук далекого, давно умолкшего эхо.
So entirely had it lost the life and resonance of the human voice, that it affected the senses like a once beautiful colour faded away into a poor weak stain.
Безжизненный, лишенный всякого звучания, присущего человеческому голосу, он вызывал в душе такое же щемящее чувство, какое охватывает вас перед выцветшим полотном, на котором вы тщетно ищете следы прежних живых красок.
So sunken and suppressed it was, that it was like a voice underground.
Невнятный, сдавленный, он словно доносился из-под Земли.
So expressive it was, of a hopeless and lost creature, that a famished traveller, wearied out by lonely wandering in a wilderness, would have remembered home and friends in such a tone before lying down to die.
И так ясно чувствовалось, что это голос человека, утратившего все надежды, погибшего безвозвратно, отчаявшегося, что казалось — вот таким голосом одинокий путник, сбившийся со следа в пустыне, истомленный голодом и жаждой, вымолвит, падая без сил, последнее прости своему дому и своим близким.
Some minutes of silent work had passed: and the haggard eyes had looked up again: not with any interest or curiosity, but with a dull mechanical perception, beforehand, that the spot where the only visitor they were aware of had stood, was not yet empty.
Он продолжал работать не разгибаясь, и прошло несколько минут, прежде чем он снова поднял блуждающий взгляд без какого бы то ни было интереса или любопытства, а тупо и машинально, лишь для того, чтобы убедиться, что то место, где стоял его посетитель, еще не опустело.
"I want," said Defarge, who had not removed his gaze from the shoemaker, "to let in a little more light here.
— Я хочу света немножко прибавить, — сказал Дефарж, не сводя глаз с сапожника.
You can bear a little more?"
— Как вы, потерпите, если будет чуточку посветлей?
The shoemaker stopped his work; looked with a vacant air of listening, at the floor on one side of him; then similarly, at the floor on the other side of him; then, upward at the speaker.
Сапожник оторвался от своей работы и уставился отсутствующим взглядом в пол, сначала направо, потом налево от себя, словно прислушиваясь, потом поднял глаза па говорившего:
"What did you say?"
— Что вы сказали?
"You can bear a little more light?"
— Вы потерпите, если я чуточку посветлее сделаю?
"I must bear it, if you let it in." (Laying the palest shadow of a stress upon the second word.)
— Придется потерпеть. (Что-то вроде слабого намека на ударение послышалось в первом слове.)
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1