StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 48 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

Beneath that arch of unmoved and eternal lights; some, so remote from this little earth that the learned tell us it is doubtful whether their rays have even yet discovered it, as a point in space where anything is suffered or done: the shadows of the night were broad and black.
Внизу под этим куполом неподвижных и вечных светил (а иные из них так отдалены от крохотной нашей земли, что ученые утверждают, будто лучи их даже еще и не достигли ее, не нащупали в пространстве этой точки, где что-то творится и происходит) плотно сгрудились огромные ночные тени.
All through the cold and restless interval, until dawn, they once more whispered in the ears of Mr. Jarvis Lorry—sitting opposite the buried man who had been dug out, and wondering what subtle powers were for ever lost to him, and what were capable of restoration—the old inquiry:
И до самого рассвета в течение всей этой холодной тревожной ночи они снова все что-то нашептывали мистеру Джарвису Лорри, который сидел против заживо погребенного человека, только что поднятого из могилы, и думал, — восстановятся ли у него когда-нибудь хотя бы частично его умственные способности, или он уже лишился их навсегда, а в ушах у него звучал неотвязный шепот:
"I hope you care to be recalled to life?"
— Я думаю, вы рады, что вернулись к жизни?
And the old answer:
И ответ всегда был один и тот же:
"I can't say."
The end of the first book.
Book the Second—the Golden Thread
I.
Five Years Later
— Не знаю. КНИГА ВТОРАЯ «ЗОЛОТАЯ НИТЬ» Глава I Пять лет спустя
Tellson's Bank by Temple Bar was an old-fashioned place, even in the year one thousand seven hundred and eighty.
Банкирский дом Теллсона близ Тэмпл-Бара даже в 1780 году уже казался сильно отставшим от времени.
It was very small, very dark, very ugly, very incommodious.
Он помещался в очень тесном, очень темном, очень неприглядном и неудобном здании.
It was an old-fashioned place, moreover, in the moral attribute that the partners in the House were proud of its smallness, proud of its darkness, proud of its ugliness, proud of its incommodiousness.
Оно, несомненно, отстало от времени, — мало того, компаньоны фирмы возвели этот его недостаток чуть ли не в традицию, — они гордились его теснотой и темнотой, гордились его неприглядностью и неудобствами.
They were even boastful of its eminence in those particulars, and were fired by an express conviction that, if it were less objectionable, it would be less respectable.
Они даже хвастали этими заслужившими широкую известность качествами своего дома и с жаром убеждали себя самих, что, не будь у него всех этих недостатков, он бы далеко не был столь респектабелен.
This was no passive belief, but an active weapon which they flashed at more convenient places of business.
И они не только верили в это, — их вера была мощным орудием, которое они, не стесняясь, пускали в ход против более благоустроенных фирм.
Tellson's (they said) wanted no elbow-room, Tellson's wanted no light, Tellson's wanted no embellishment.
Банку Теллсона, говорили они, не требуется просторных залов; банку Теллсона не требуется дневного света, банку Теллсона не требуется никаких новшеств.
Noakes and Co.'s might, or Snooks Brothers' might; but Tellson's, thank Heaven—!
Ноксу[12] и Кo, пожалуй, не обойтись без этого, или скажем, Братьям Снукс; но Теллcон!
Слава тебе, господи!
Any one of these partners would have disinherited his son on the question of rebuilding Tellson's.
Ни один из компаньонов не задумался бы лишить наследства родного сына, ежели бы кто из них посмел заикнуться о перестройке банкирского дома Теллcон.
In this respect the House was much on a par with the Country; which did very often disinherit its sons for suggesting improvements in laws and customs that had long been highly objectionable, but were only the more respectable.
В этом отношении фирма придерживалась примерно тех же правил, что и ее отечество, кое частенько лишало наследства сынов своих, осмелившихся предложить кой-какие усовершенствования тех или иных законов или установлений, давно уже доказавших свою непригодность, — и тем самым именно и упрочивших свою славу незыблемых.
Thus it had come to pass, that Tellson's was the triumphant perfection of inconvenience.
Вот так и банкирский дом Теллсона поддерживал свою славу и гордился незыблемым совершенством своих поистине непревзойденных неудобств.
After bursting open a door of idiotic obstinacy with a weak rattle in its throat, you fell into Tellson's down two steps, and came to your senses in a miserable little shop, with two little counters, where the oldest of men made your cheque shake as if the wind rustled it, while they examined the signature by the dingiest of windows, which were always under a shower-bath of mud from Fleet-street, and which were made the dingier by their own iron bars proper, and the heavy shadow of Temple Bar.
После того как, рванув изо всех сил, вы одолевали идиотски упрямую дверь, которая вдруг уступала вам с каким-то клохтаньем, похожим на хрипенье умирающего, вы вдруг летели куда-то вниз через две ступеньки и приходили в себя, ввалившись в крошечный тесный закуток, где за двумя маленькими конторками сидели какие-то древние старички; они брали у вас из рук чек, и он тут же начинал трепыхаться, как на сильном ветру, и не переставал ходить ходуном у них в руках, пока они разглядывали подпись у одного из подслеповатых окошек, которые постоянно обдавало фонтанами грязи с Флит-стрит; не говоря уже о том, что свет едва-едва пробивался в них сквозь железные прутья решеток, на них сверх того падала густая тень Тэмплских ворот.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1