StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 53 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

Growling, in addition, such phrases as
И, не переставая бросать в сторону жены язвительные замечания, вроде:
"Ah! yes!
You're religious, too.
«Как же, она у нас святоша!
You wouldn't put yourself in opposition to the interests of your husband and child, would you?
Разве она позволит себе совать палки в колеса мужу и сынишке!
Not you!" and throwing off other sarcastic sparks from the whirling grindstone of his indignation, Mr. Cruncher betook himself to his boot-cleaning and his general preparation for business.
Нет, нет, кто-кто — только не она!» — и источать на нее яд своего негодования, мистер Кранчер принялся чистить сапоги и приводить в готовность свою особу для отправления служебных обязанностей.
In the meantime, his son, whose head was garnished with tenderer spikes, and whose young eyes stood close by one another, as his father's did, kept the required watch upon his mother.
Между тем его сынок, на голове которого красовались те же, только не совсем окрепшие колючки, а юные очи были так же близко сдвинуты, как и у папаши, зорко следил за своей маменькой.
He greatly disturbed that poor woman at intervals, by darting out of his sleeping closet, where he made his toilet, with a suppressed cry of
Он то и дело пугал несчастную женщину, выскакивая полуодетый из своего спального чулана, и грозно окликал:
"You are going to flop, mother. —Halloa, father!" and, after raising this fictitious alarm, darting in again with an undutiful grin.
«Вы что, опять бухаться, маменька!
А вот я сейчас, — папаша!» — и, подняв таким образом ложную тревогу, весьма непочтительно ухмылялся и снова исчезал у себя в конуре.
Mr.
Cruncher's temper was not at all improved when he came to his breakfast.
Раздражение мистера Кранчера отнюдь не улеглось, когда он сел завтракать.
He resented Mrs. Cruncher's saying grace with particular animosity.
Он яростно набросился на жену, когда она вздумала прочесть молитву перед едой:
"Now, Aggerawayter!
— Это еще что такое?
What are you up to?
Опять ты за свое, язва?
At it again?"
Мало тебе?
His wife explained that she had merely "asked a blessing."
Жена попыталась было объяснить, что она только хотела прочесть молитву перед трапезой.
"Don't do it!" said Mr. Crunches looking about, as if he rather expected to see the loaf disappear under the efficacy of his wife's petitions.
— Не смей! — рявкнул мистер Кранчер, недоверчиво поглядев кругом, словно опасаясь, что молитвами его супруги хлеб на столе сгинет или превратится Б ничто.
"I ain't a going to be blest out of house and home.
— Не позволю я, чтобы меня из дома вон вымаливали, чтобы я без крова остался.
I won't have my wittles blest off my table.
Не желаю я из-за твоих молитв без куска хлеба сидеть.
Keep still!"
Заткнись!
Exceedingly red-eyed and grim, as if he had been up all night at a party which had taken anything but a convivial turn, Jerry Cruncher worried his breakfast rather than ate it, growling over it like any four-footed inmate of a menagerie.
Угрюмый, насупившийся, с красными воспаленными глазами, Джерри Кранчер сидел за столом с таким видом, как будто он провел бессонную ночь в компании, которая собралась отнюдь не для того, чтобы попировать.
Он не ел, а пожирал свой завтрак, раздирая еду зубами, огрызаясь и рыча, словно четвероногий хищник в зверинце.
Towards nine o'clock he smoothed his ruffled aspect, and, presenting as respectable and business-like an exterior as he could overlay his natural self with, issued forth to the occupation of the day.
Однако к девяти часам он кое-как привел в порядок свою взъерошенную личность и, умудрившись даже придать себе более или менее солидный и деловой вид, насколько, конечно, допускала его природа, отправился на свою дневную работу.
It could scarcely be called a trade, in spite of his favourite description of himself as "a honest tradesman."
Вряд ли это можно было назвать работой, хоть он и имел обыкновение рекомендовать себя «честным ремесленником».
His stock consisted of a wooden stool, made out of a broken-backed chair cut down, which stool, young Jerry, walking at his father's side, carried every morning to beneath the banking-house window that was nearest Temple Bar: where, with the addition of the first handful of straw that could be gleaned from any passing vehicle to keep the cold and wet from the odd-job-man's feet, it formed the encampment for the day.
Весь его рабочий инвентарь заключался в деревянном табурете, сделанном из стула со сломанной спинкой.
Этот табурет Джерри-младший, шагавший рядом с отцом, доставлял каждое утро к банку Теллсона и водружал под крайним окном, поближе к Тэмплским воротам: и тут человек на побегушках и окапывался на весь день, снабдив себя из первой же едущей мимо телеги охапкой соломы под ноги, чтобы уберечь их от холода и сырости.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1