6#

Полночные воспоминания. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Полночные воспоминания". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

“Jou sahn.”
— Jou sahn. 
“Jou sahn.”
— Jou sahn. 
“Gei do chin?”
— Gei do chihh?
“Yat-chihn.”
— Yat-chihh.
“Jou.”
— Jou.
The priest closed his eyes in a silent prayer and began to shake the chim, the wooden cup filled with numbered prayer sticks.
Священник прикрыл глаза в беззвучной молитве и начал потряхивать chim — деревянную чашу с определенным числом молитвенных палочек.
A stick fell out and the shaking ceased.
Одна палочка выпала, и тогда священник перестал трясти чашу.
In the silence, the Taoist priest consulted his chart and turned to his visitor.
Молча он сверился с таблицей и повернулся к приезжему.
He spoke in halting English.
По-английски он изъяснялся с трудом:
“The gods say you will soon be rid of dangerous enemy.”
«Боги говорят, ты скоро избавишься от опасного врага».
The man felt a pleasant jolt of surprise.
Мужчина с обсидиановыми глазами почувствовал приятное возбуждение.
He was too intelligent not to realize that the ancient art of chim was merely a superstition.
Он был слишком умен, чтобы не понимать, что древнее искусство chim — просто предрассудок.
And he was too intelligent to ignore it.
Но он был и слишком умен, чтобы пренебречь им.
Besides, there was another good-luck omen.
Был и еще один добрый знак.
Today was Agios Constantinous Day, his birthday.
Сегодня был день св.
Константинуса, его день рождения.
“The gods have blessed you with good fung shui.”
— Боги благословили тебя хорошим fung chui. 
“Do jeh.”
— Do jeh.
“Hou wah.”
— Hou wah.
Five minutes later, he was in the limousine, on his way to Kai Tak, the Hong Kong airport, where his private plane was waiting to take him back to Athens.
Пятью минутами позже он уже сидел в машине, направляющейся в Кай Так, аэропорт Гонконга, где его ждал личный самолет, готовый вылететь в Афины.
Chapter One
Глава 1
loannina, Greece—July 1948
ЯНИНА, ГРЕЦИЯ — ИЮЛЬ 1948 ГОДА
She woke up screaming every night and it was always the same dream.
Каждую ночь она просыпалась от собственного крика.
She was in the middle of a lake in a fierce storm and a man and a woman were forcing her head under the icy waters, drowning her.
Один и тот же сон преследовал ее: сильный шторм, она на середине озера, а мужчина и женщина удерживают ее голову под ледяной водой, пытаясь ее утопить.
She awakened each time panicky, gasping for breath, soaked with perspiration.
И каждый раз она просыпалась в ужасе, задыхаясь, вся мокрая от пота.
She had no idea who she was and she had no memory of the past.
Она не имела представления, кто она такая, и ничего не помнила из своего прошлого.
She spoke English—but she did not know what country she was from or how she had come to be in Greece, in the small Carmelite convent that sheltered her.
Говорила она по-английски, но не помнила, где родилась и как оказалась в Греции, в маленьком монастыре кармелиток, который приютил ее.
As time went by, there were tantalizing flashes of memory, glimpses of vague, ephemeral images that came and went too quickly for her to grasp them, to hold them and examine them.
Шло время, и иногда в ее памяти вспыхивали и быстро исчезали смутные видения, которые ей не удавалось удержать, чтобы в них разобраться.
They came at unexpected moments, catching her off guard and filling her with confusion.
Такое случалось настолько неожиданно, что заставало ее врасплох и приводило в смятение.
In the beginning, she had asked questions.
Сначала она задавала вопросы.
The Carmelite nuns were kind and understanding, but theirs was an order of silence, and the only one permitted to speak was Sister Theresa, the elderly and frail Mother Superior.
Монахини-кармелитки были очень доброжелательны по отношению к ней, но все они были верны обету молчания, и только матери-настоятельнице, старой и хрупкой сестре Терезе, было разрешено говорить.

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

←предыдущая следующая→ ...