5#

По ту сторону барьера. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "По ту сторону барьера". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 144  ←предыдущая следующая→ ...

BEYOND THE BARRIER
По ту сторону барьера
by Damon Knight
Деймон Найт
Chapter One
1
The banked, fan-shaped classroom was silent with attention.
Аудитория замерла в напряженном молчании.
“And now,” said Professor Gordon Naismith, “watch closely.
— А сейчас, — произнес профессор Гордон Найсмит, — смотрите внимательно.
I drop the charged particle into the tank.”
Я опускаю в резервуар заряженную частицу.
He tripped the release of the mechanism suspended over the big glass tank, and saw a silvery spicule drop, almost too quickly to follow, into the clear liquid.
Он освободил спусковое устройство механизма, подвешенного над большим стеклянным баком, и в чистую прозрачную жидкость очень быстро, почти незаметно для глаза, упала серебристая пылинка.
“Contact with other partially charged molecules releases the time energy,” said Naismith, watching a sudden silvery cloud spread from the bottom of the tank, “and, as you see—”
— Контакт с другими частично заряженными молекулами приводит к высвобождению энергии времени, — проговорил Найсмит, наблюдая за серебристым облачком, которое вдруг начало подниматься со дна бака, — и, как вы видите…
The silvery cloud grew rapidly, advancing on a wave front, a beautifully symmetrical curve that was determined by two factors: gravity, and the kinetic loss of the conversion process.
Серебристое облако быстро росло, надвигаясь на фронт волны, который образовывал удивительно красивую симметричную кривую.
Форма кривой определялась двумя факторами: гравитацией и потерей кинетической энергии в ходе процесса преобразования.
It was perfect beauty, far beyond any curve of flesh or any line drawn by an artist, and Naismith watched it with a painful tightness in his throat, although he had seen it a hundred times before.
Это была идеальная красота, которая далеко превосходила красоту любого изгиба тела или любой линии, нарисованной художником, и Найсмит наблюдал за ней с болезненным напряжением в горле, хотя уже сотни раз видел эту картину.
Now the change was complete.
Изменение завершилось.
The tank was full of silvery fluid, opaque, mirror-bright and luminous.
Бак был заполнен непрозрачной серебристой жидкостью, которая светилась изнутри.
“All the liquid has now been raised to a higher temporal energy level,” Naismith told the class, “and is in the state you may have heard described as ‘quasi-matter.’
— Теперь вся жидкость перешла на более высокий уровень темпоральной энергии, — пояснил Найсмит классу, — и находится в состоянии, которое, как вы уже слышали, описывается словом «квазивещество».
Tomorrow, when we begin our experiments on this tank, we will see that it has some very odd physical properties.
Завтра, когда мы начнем проводить эксперименты с данным баком, вы увидите, что оно обладает несколькими весьма необычными физическими свойствами.
However, that concludes today’s demonstration.
На сегодня, однако, демонстрация закончилась.
Are there any questions?”
Есть какие-нибудь вопросы?
A student signaled with his desk light.
Один из студентов дал сигнал лампочкой, установленной на его столе.
Naismith glanced at the nameplate.
Найсмит бросил взгляд на табличку с фамилией.
“Yes, Hinkel?”
— Да, Хинкель?
He stood beside the table on the dais, tall and big-framed in his laboratory smock, aware as he answered the students’ questions that eight other Naismiths, in the other identical classrooms that radiated from a common center, were also standing, like eight mirror images of himself, also answering questions.
Высокий и широкоплечий в своем лабораторном халате, профессор стоял у стола на возвышении.
Отвечая на вопросы студентов, он представлял себе, как восемь других Найсмитов в восьми других идентичных аудиториях, расходящихся по радиусам из общего центра, также стоят как восемь зеркальных отображений его самого, и также отвечают на вопросы.
It gave him an eerie shiver, just for a moment, to realize that he himself was one of the doppelgangers, not the “real” Naismith—somehow that was almost impossible to accept, no matter how often one went through the experience… then the moment passed, and he went on talking, calm, self-assured, his voice controlled and resonant.
В какой-то короткий момент эта мысль, что он сам всего лишь один из призраков, а не реальный Найсмит, нечто такое, во что невозможно поверить, и не важно сколько раз с этим сталкивался, заставила его поежиться от грусти, но момент прошел, и он продолжал объяснения сдержанным и отчетливо звучащим голосом, спокойный и уверенный в себе.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...