4#

Преступление и наказание, Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 80 из 99  ←предыдущая следующая→ ...

And so, when the time came, he would only have to go quietly into the kitchen and to take the axe, and an hour later (when everything was over) go in and put it back again.
Итак, стоило только потихоньку войти, когда придет время, в кухню и взять топор, а потом, чрез час (когда все уже кончится), войти и положить обратно.
But these were doubtful points.
Supposing he returned an hour later to put it back, and Nastasya had come back and was on the spot.
Но представлялись и сомнения: он, положим, придет через час, чтобы положить обратно, а Настасья тут как тут, воротилась.
He would of course have to go by and wait till she went out again.
Конечно, надо пройти мимо и выждать, пока она опять выйдет.
But supposing she were in the meantime to miss the axe, look for it, make an outcry--that would mean suspicion or at least grounds for suspicion.
А ну как тем временем хватится топора, искать начнет, раскричится, - вот и подозрение или, по крайней мере, случай к подозрению.
But those were all trifles which he had not even begun to consider, and indeed he had no time.
Но это еще были мелочи, о которых он и думать не начинал, да и некогда было.
He was thinking of the chief point, and put off trifling details, until _he could believe in it all_.
Он думал о главном, а мелочи отлагал до тех пор, когда сам во всем убедится.
But that seemed utterly unattainable.
Но последнее казалось решительно неосуществимым.
So it seemed to himself at least.
Так, по крайней мере, казалось ему самому.
He could not imagine, for instance, that he would sometime leave off thinking, get up and simply go there....
Никак он не мог, например, вообразить себе, что когда-нибудь он кончит думать, встанет и - просто пойдет туда...
Even his late experiment (i.e. his visit with the object of a final survey of the place) was simply an attempt at an experiment, far from being the real thing, as though one should say "come, let us go and try it--why dream about it!"--and at once he had broken down and had run away cursing, in a frenzy with himself.
Даже недавнюю пробу свою (то есть визит с намерением окончательно осмотреть место) он только пробовал было сделать, но далеко не взаправду, а так: "дай-ка, дескать, пойду и опробую, что мечтать-то!" - и тотчас не выдержал, плюнул и убежал, в остервенении на самого себя.
Meanwhile it would seem, as regards the moral question, that his analysis was complete; his casuistry had become keen as a razor, and he could not find rational objections in himself.
А между тем, казалось бы, весь анализ, в смысле нравственного разрешения вопроса, был уже им покончен: казуистика его выточилась, как бритва, и сам в себе он уже не находил сознательных возражений.
But in the last resort he simply ceased to believe in himself, and doggedly, slavishly sought arguments in all directions, fumbling for them, as though someone were forcing and drawing him to it.
Но в последнем случае он просто не верил себе и упрямо, рабски, искал возражений по сторонам и ощупью, как будто кто его принуждал и тянул к тому.
At first--long before indeed--he had been much occupied with one question; why almost all crimes are so badly concealed and so easily detected, and why almost all criminals leave such obvious traces?
Последний же день, так нечаянно наступивший и все разом порешивший, подействовал на него почти совсем механически: как будто его кто-то взял за руку и потянул за собой, неотразимо, слепо, с неестественною силой, без возражений.
He had come gradually to many different and curious conclusions, and in his opinion the chief reason lay not so much in the material impossibility of concealing the crime, as in the criminal himself.
Точно он попал клочком одежды в колесо машины, и его начало в нее втягивать.
Сначала, - впрочем, давно уже прежде - его занимал один вопрос: почему так легко отыскиваются и выдаются почти все преступления и так явно обозначаются следы почти всех преступников?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1