StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 36 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

In fact from that evening Razumihin took his place with them as a son and a brother.
Одним словом, с этого вечера Разумихин стал у них сыном и братом.
CHAPTER IV
IV
Raskolnikov went straight to the house on the canal bank where Sonia lived.
А Раскольников пошел прямо к дому на канаве, где жила Соня.
It was an old green house of three storeys.
Дом был трехэтажный, старый и зеленого цвета.
He found the porter and obtained from him vague directions as to the whereabouts of Kapernaumov, the tailor.
Он доискался дворника и получил от него неопределенные указания, где живет Капернаумов портной.
Having found in the corner of the courtyard the entrance to the dark and narrow staircase, he mounted to the second floor and came out into a gallery that ran round the whole second storey over the yard.
Отыскав в углу на дворе вход на узкую и темную лестницу, он поднялся наконец во второй этаж и вышел на галерею, обходившую его со стороны двора.
While he was wandering in the darkness, uncertain where to turn for Kapernaumov's door, a door opened three paces from him; he mechanically took hold of it.
Покамест он бродил в темноте и в недоумении, где бы мог быть вход к Капернаумову, вдруг, в трех шагах от него, отворилась какая-то дверь; он схватился за нее машинально.
"Who is there?" a woman's voice asked uneasily.
- Кто тут? - тревожно спросил женский голос.
"It's I... come to see you," answered Raskolnikov and he walked into the tiny entry.
- Это я... к вам, - ответил Раскольников и вошел в крошечную переднюю.
On a broken chair stood a candle in a battered copper candlestick.
Тут, на продавленном стуле, в искривленном медном подсвечнике, стояла свеча.
"It's you!
- Это вы!
Good heavens!" cried Sonia weakly, and she stood rooted to the spot.
Господи! - слабо вскрикнула Соня и стала как вкопанная.
"Which is your room?
- Куда к вам?
This way?" and Raskolnikov, trying not to look at her, hastened in.
Сюда?
И Раскольников, стараясь не глядеть на нее, поскорей прошел в комнату.
A minute later Sonia, too, came in with the candle, set down the candlestick and, completely disconcerted, stood before him inexpressibly agitated and apparently frightened by his unexpected visit.
Через минуту вошла со свечой и Соня, поставила свечку и стала сама перед ним, совсем растерявшаяся, вся в невыразимом волнении и, видимо, испуганная его неожиданным посещением.
The colour rushed suddenly to her pale face and tears came into her eyes...
Вдруг краска бросилась в ее бледное лицо, и даже слезы выступили на глазах...
She felt sick and ashamed and happy, too....
Ей было и тошно, и стыдно, и сладко...
Raskolnikov turned away quickly and sat on a chair by the table.
Раскольников быстро отвернулся и сел на стул к столу.
He scanned the room in a rapid glance.
Мельком успел он охватить взглядом комнату.
It was a large but exceedingly low-pitched room, the only one let by the Kapernaumovs, to whose rooms a closed door led in the wall on the left.
Это была большая комната, но чрезвычайно низкая, единственная отдававшаяся от Капернаумовых, запертая дверь к которым находилась в стене слева.
In the opposite side on the right hand wall was another door, always kept locked.
На противоположной стороне, в стене справа, была еще другая дверь, всегда запертая наглухо.
That led to the next flat, which formed a separate lodging.
Там уже была другая, соседняя квартира, под другим нумером.
Sonia's room looked like a barn; it was a very irregular quadrangle and this gave it a grotesque appearance.
Сонина комната походила как будто на сарай, имела вид весьма неправильного четырехугольника, и это придавало ей что-то уродливое.
A wall with three windows looking out on to the canal ran aslant so that one corner formed a very acute angle, and it was difficult to see in it without very strong light.
The other corner was disproportionately obtuse.
Стена с тремя окнами, выходившая на канаву, перерезывала комнату как-то вкось, отчего один угол, ужасно острый, убегал куда-то вглубь, так что его, при слабом освещении, даже и разглядеть нельзя было хорошенько; другой же угол был уже слишком безобразно тупой.
скачать в HTML/PDF
share