StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 63 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

"It's a lesson," he thought, turning cold.
"Урок хорош! - думал он, холодея.
"This is beyond the cat playing with a mouse, like yesterday.
- Это даже уж и не кошка с мышью, как вчера было.
He can't be showing off his power with no motive... prompting me; he is far too clever for that... he must have another object.
What is it?
И не силу же он свою мне бесполезно выказывает и... подсказывает: он гораздо умнее для этого!
Тут цель другая, какая же?
It's all nonsense, my friend, you are pretending, to scare me!
Эй, вздор, брат, пугаешь ты меня и хитришь!
You've no proofs and the man I saw had no real existence.
Нет у тебя доказательств, и не существует вчерашний человек!
You simply want to make me lose my head, to work me up beforehand and so to crush me.
But you are wrong, you won't do it!
А ты просто с толку сбить хочешь, раздражить меня хочешь преждевременно, да в этом состоянии и прихлопнуть, только врешь, оборвешься, оборвешься!
But why give me such a hint?
Но зачем же, зачем же до такой степени мне подсказывать?..
Is he reckoning on my shattered nerves?
На больные, что ли, нервы мои рассчитываем?..
No, my friend, you are wrong, you won't do it even though you have some trap for me... let us see what you have in store for me."
Нет, брат, врешь, оборвешься, хотя ты что-то и приготовил...
Ну, вот и посмотрим, что такое ты там приготовил".
And he braced himself to face a terrible and unknown ordeal.
И он скрепился изо всех сил, приготовляясь к страшной и неведомой катастрофе.
At times he longed to fall on Porfiry and strangle him.
По временам ему хотелось кинуться и тут же на месте задушить Порфирия.
This anger was what he dreaded from the beginning.
Он, еще входя сюда, этой злобы боялся.
He felt that his parched lips were flecked with foam, his heart was throbbing.
Он чувствовал, что пересохли его губы, сердце колотится, пена запеклась на губах.
But he was still determined not to speak till the right moment.
Но он все-таки решился молчать и не промолвить слова до времени.
He realised that this was the best policy in his position, because instead of saying too much he would be irritating his enemy by his silence and provoking him into speaking too freely.
Он понял, что это самая лучшая тактика в его положении, потому что не только он не проговорится, но, напротив, раздражит молчанием самого врага, и, пожалуй, еще тот ему же проговорится.
Anyhow, this was what he hoped for.
По крайней мере, он на это надеялся.
"No, I see you don't believe me, you think I am playing a harmless joke on you," Porfiry began again, getting more and more lively, chuckling at every instant and again pacing round the room.
"And to be sure you're right: God has given me a figure that can awaken none but comic ideas in other people; a buffoon; but let me tell you, and I repeat it, excuse an old man, my dear Rodion Romanovitch, you are a man still young, so to say, in your first youth and so you put intellect above everything, like all young people.
- Нет, вы, я вижу, не верите-с, думаете все, что я вам шуточки невинные подвожу, - подхватил Порфирий, все более и более веселея и беспрерывно хихикая от удовольствия и опять начиная кружить по комнате, - оно, конечно, вы правы-с; у меня и фигура уж так самим богом устроена, что только комические мысли в других возбуждает; буффон-с; но я вам вот что скажу, и опять повторю-с, что вы, батюшка, Родион Романович, уж извините меня старика, человек еще молодой-с, так сказать, первой молодости, а потому выше всего ум человеческий цените, по примеру всей молодежи.
Playful wit and abstract arguments fascinate you and that's for all the world like the old Austrian _Hof-kriegsrath_, as far as I can judge of military matters, that is: on paper they'd beaten Napoleon and taken him prisoner, and there in their study they worked it all out in the cleverest fashion, but look you, General Mack surrendered with all his army, he-he-he!
Игривая острота ума и отвлеченные доводы рассудка вас соблазняют-с.
И это точь-в-точь, как прежний австрийский гофкригсрат, например, насколько то есть я могу судить о военных событиях: на бумаге-то они и Наполеона разбили и в полон взяли, и уж как там, у себя в кабинете, все остроумнейшим образом рассчитали и подвели, а смотришь, генерал-то Мак и сдается со всей своей армией, хе-хе-хе!
скачать в HTML/PDF
share