4#

Приключения Шерлока Холмса. Человек с рассечённой губой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Приключения Шерлока Холмса. Человек с рассечённой губой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 18 из 23  ←предыдущая следующая→ ...

“Who is on duty?” asked Holmes.
— Кто дежурный? — спросил Холмс.
“Inspector Bradstreet, sir.”
— Инспектор Брэдстрит, сэр.
“Ah, Bradstreet, how are you?” A tall, stout official had come down the stone-flagged passage, in a peaked cap and frogged jacket. “I wish to have a quiet word with you, Bradstreet.” “Certainly, Mr. Holmes. Step into my room here.” It was a small, office-like room, with a huge ledger upon the table, and a telephone projecting from the wall. The inspector sat down at his desk.
Из вымощенного каменными плитами коридора навстречу нам вышел высокий грузный полицейский в полной форме.
— А, Брэдстрит! Как поживаете? Я хочу поговорить с вами, Брэдстрит.
— Пожалуйста, мистер Холмс. Зайдите ко мне, в мою комнату.
Комната была похожа на контору: на столе огромная книга для записей, на стене телефон.
Инспектор сел за стол:
“What can I do for you, Mr. Holmes?”
— Чем могу служить, мистер Холмс?
“I called about that beggarman, Boone—the one who was charged with being concerned in the disappearance of Mr. Neville St. Clair, of Lee.”
— Я хочу расспросить вас о том нищем, который замешан в деле исчезновения мистера Невилла Сент-Клера.
“Yes. He was brought up and remanded for further inquiries.”
— Его арестовали и привезли сюда для допроса.
“So I heard. You have him here?”
— Я знаю. Он здесь?
“In the cells.”
— В камере.
“Is he quiet?”
— Не буйствует?
“Oh, he gives no trouble. But he is a dirty scoundrel.”
— Нет, ведет себя тихо. Но как он грязен, этот негодяй!
“Dirty?”
— Грязен?
“Yes, it is all we can do to make him wash his hands, and his face is as black as a tinker’s. Well, when once his case has been settled, he will have a regular prison bath; and I think, if you saw him, you would agree with me that he needed it.”
— Да. Еле-еле заставили его вымыть руки, а лицо у него черное, как у медника. Вот пусть только кончится следствие, а там уж ему не избежать тюремной ванны! Если бы вы на него посмотрели, вы согласились бы со мною.
“I should like to see him very much.”
— Я очень хотел бы на него посмотреть.
“Would you? That is easily done. Come this way. You can leave your bag.”
— Правда? Это нетрудно устроить. Идите за мной. Чемоданчик свой можете оставить здесь.
“No, I think that I’ll take it.”
— Нет, я захвачу его с собой.
“Very good. Come this way, if you please.” He led us down a passage, opened a barred door, passed down a winding stair, and brought us to a whitewashed corridor with a line of doors on each side.
— Хорошо. Пожалуйте сюда.
Он открыл запертую дверь, спустился по винтовой лестнице и привел нас в коридор с выбеленными стенами. Справа и слева шла вереница дверей.
“The third on the right is his,” said the inspector. “Here it is!” He quietly shot back a panel in the upper part of the door and glanced through.
— Его камера — третья справа, — сказал инспектор. — Вот здесь.
Он осторожно отодвинул дощечку в верхней части двери и глянул в отверстие.
“He is asleep,” said he. “You can see him very well.”
— Спит, — сказал он. — Вы можете хорошенько его рассмотреть.
We both put our eyes to the grating. The prisoner lay with his face towards us, in a very deep sleep, breathing slowly and heavily. He was a middle-sized man, coarsely clad as became his calling, with a coloured shirt protruding through the rent in his tattered coat. He was, as the inspector had said, extremely dirty, but the grime which covered his face could not conceal its repulsive ugliness. A broad wheal from an old scar ran right across it from eye to chin, and by its contraction had turned up one side of the upper lip, so that three teeth were exposed in a perpetual snarl. A shock of very bright red hair grew low over his eyes and forehead.
Мы оба приникли к решетке. Арестант крепко спал, медленно и тяжело дыша. Лицо его было обращено к нам. Это был мужчина среднего роста, одетый, как и подобает людям его профессии, очень скверно: сквозь прорехи порванного пиджака торчали лохмотья цветной рубахи. Он был действительно необычайно грязен, но даже толстый слой грязи, покрывавший лицо, не мог скрыть его отталкивающего безобразия. Широкий шрам шел от глаза к подбородку, и сквозь щель, прорубленную к верхней губе, постоянным оскалом торчали три зуба. Клок ярчайших рыжих волос падал на лоб и на глаза.
скачать в HTML/PDF
share