7#

Склеп. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Склеп". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 12  ←предыдущая следующая→ ...

Last of my paternal race, I was likewise the last of this older and more mysterious line.
Последний в роду по линии отца, я был, возможно, последний и в этой старой и таинственной родословной.
I began to feel that the tomb was mine, and to look forward with hot eagerness to the time when I might pass within that stone door and down those slimy stone steps in the dark.
У меня появились ощущения, что склеп был «моим», и я с огромным нетерпением ждал того момента, когда смогу открыть тяжелую каменную дверь и спуститься по скользким каменным ступеням в темноту подземелья.
I now formed the habit of listening very intently at the slightly open portal, choosing my favorite hours of midnight stillness for the odd vigil.
Теперь у меня появилась привычка стоять у приоткрытой двери в склеп и очень внимательно прислушиваться.
Для этого странного ночного занятия я выбирал любимое мое время полуночной тишины.
By the time I came of age, I had made a small clearing in the thicket before the mold-stained facade of the hillside, allowing the surrounding vegetation to encircle and overhang the space like the walls and roof of a sylvan bower.
К той поре, когда я стал совершеннолетним, я уже протоптал небольшую прогалину в чаще у входа в склеп.
Растительность, окружающая его, — замыкала полукружием образовавшееся пространство, словно ограда.
А ветви деревьев нависали сверху, образуя что-то вроде крыши.
This bower was my temple, the fastened door my shrine, and here I would lie outstretched on the mossy ground, thinking strange thoughts and dreaming strange dreams.
Эта обитель была моим храмом, а закрытая дверь — алтарем, и здесь я, бывало, лежал, вытянувшись на покрытой мхом земле.
Я думал странные думы и жил в мире странных грез.
The night of the first revelation was a sultry one.
Ночь, когда я сделал свое первое открытие, была душной.
I must have fallen asleep from fatigue, for it was with a distinct sense of awakening that I heard the voices.
Должно быть, я забылся от усталости, так как отчетливо помню, что в момент пробуждения услышал голоса.
Of these tones and accents I hesitate to speak; of their quality I will not speak; but I may say that they presented certain uncanny differences in vocabulary, pronunciation, and mode of utterance.
Об их окраске, интонациях и произношении я не решаюсь говорить; об их характерных особенностях, о тембрах я не стану говорить; но я могу сказать о колоссальных различиях в словарном составе, выговоре и манере произносить слова.
Every shade of New England dialect, from the uncouth syllables of the Puritan colonists to the precise rhetoric of fifty years ago, seemed represented in that shadowy colloquy, though it was only later that I noticed the fact.
Все многообразие оттенков — от новоанглийско-дантичной риторики пятидесятилетней давности, — казалось, было представлено в этом неясном для слуха разговоре.
Хотя на этот удивительный факт я обратил внимание позже.
At the time, indeed, my attention was distracted from this matter by another phenomenon; a phenomenon so fleeting that I could not take oath upon its reality.
А в тот момент мое внимание было отвлечено от происходящего другим: событием настолько мимолетным, что я не мог бы поклясться, что оно имело место в действительности.
I barely fancied that as I awoke, a light had been hurriedly extinguished within the sunken sepulcher.
Едва ли было моим воображением то, что, когда я проснулся, тут же погас свет внутри осевшего в землю и погруженного во мрак склепа.
I do not think I was either astounded or panic-stricken, but I know that I was greatly and permanently changed that night.
Не думаю, что я был изумлен или охвачен паникой, но я знал, что очень сильно изменился той ночью.
Upon returning home I went with much directness to a rotting chest in the attic, wherein I found the key which next day unlocked with ease the barrier I had so long stormed in vain.
Вернувшись домой, я сразу направился на чердак, к полусгнившему комоду, где нашел ключ, с помощью которого на следующий же день без труда преодолел крепость, столь долго находившуюся в осаде.
скачать в HTML/PDF
share