StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 19 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

“Oh!” exclaimed Aileen, all at once, seeing the vigorous, forceful men, the handsome matrons, and young women and boys, the nodding and the bowing, feeling a touch of the romance and wonder of it all.
— О-о! — вскричала Эйлин при виде всех этих сильных, уверенных в себе мужчин, красивых женщин, элегантных молодых людей и нарядных девиц, улыбающихся, веселых, обменивающихся поклонами, всего этого удивительного и показавшегося ей столь романтическим мира.
“I should like to live in Chicago.
— Я бы хотела жить в Чикаго.
I believe it’s nicer than Philadelphia.”
По-моему, здесь даже лучше, чем в Филадельфии.
Cowperwood, who had fallen so low there, despite his immense capacity, set his teeth in two even rows.
His handsome mustache seemed at this moment to have an especially defiant curl.
При упоминании о городе, где он, несмотря на всю свою изворотливость, потерпел крах, Каупервуд крепко стиснул зубы, и его холеные усики, казалось, приобрели еще более вызывающий вид.
The pair he was driving was physically perfect, lean and nervous, with spoiled, petted faces.
Пара, которой он правил, была поистине бесподобна — тонконогие, нервные животные, избалованные и капризные.
He could not endure poor horse-flesh.
Каупервуд терпеть не мог жалких непородистых кляч.
He drove as only a horse-lover can, his body bolt upright, his own energy and temperament animating his animals.
Когда он правил, держась очень прямо, в нем виден был знаток и любитель лошадей, и его сосредоточенная энергия как бы передавалась животным.
Aileen sat beside him, very proud, consciously erect.
Эйлин сидела рядом с ним, тоже выпрямившись, горделивая и самодовольная.
“Isn’t she beautiful?” some of the women observed, as they passed, going north.
— Правда, недурна? — заметила одна из дам, когда коляска Каупервуда поравнялась с ее экипажем.
“What a stunning young woman!” thought or said the men.
«Что за красотка!» — думали мужчины, и некоторые даже выражали эту мысль вслух.
“Did you see her?” asked a young brother of his sister.
— Видела ты эту женщину? — восторженно спросил один мальчик-подросток у своей сестры.
“Never mind, Aileen,” commented Cowperwood, with that iron determination that brooks no defeat.
“We will be a part of this.
Don’t fret.
— Будь покойна, Эйлин, — сказал Каупервуд с той железной решимостью, которая не допускает и мысли о поражении, — мы тоже найдем свое место здесь.
You will have everything you want in Chicago, and more besides.”
Верь мне, у тебя в Чикаго будет все, что ты пожелаешь, и даже больше того.
There was tingling over his fingers, into the reins, into the horses, a mysterious vibrating current that was his chemical product, the off-giving of his spirit battery that made his hired horses prance like children.
Все его существо в эту минуту, казалось, излучало энергию, и она, словно электрический ток, передавалась от кончиков его пальцев — через вожжи — лошадям, заставляя их бежать все резвее.
They chafed and tossed their heads and snorted.
Кони горячились и фыркали, закидывая головы.
Aileen was fairly bursting with hope and vanity and longing.
У Эйлин распирало грудь от обуревавших ее желаний, надежд, тщеславия.
Oh, to be Mrs. Frank Algernon Cowperwood here in Chicago, to have a splendid mansion, to have her cards of invitation practically commands which might not be ignored!
О, скорей бы стать миссис Фрэнк Алджернон Каупервуд, хозяйкой роскошного особняка здесь, в Чикаго!
Рассылать приглашения, которыми никто не посмеет пренебречь, приглашения, равносильные приказу!
“Oh, dear!” she sighed to herself, mentally.
«Ах, если бы… — вздохнула она про себя.
“If only it were all true—now.”
— Если бы все это уже сбылось… скорей бы!»
It is thus that life at its topmost toss irks and pains.
Так жизнь, возведя человека на вершину благополучия, продолжает и там дразнить и мучить его.
Beyond is ever the unattainable, the lure of the infinite with its infinite ache.
Впереди всегда остается что-то недосягаемое, вечный соблазн и вечная неудовлетворенность.
“Oh, life! oh, youth! oh, hope! oh, years!
О жизнь, надежды, юные года!
Oh pain-winged fancy, beating forth with fears.”
Мечты крылатые!
Все сгинет без следа.
скачать в HTML/PDF
share