8#

Точка обмана. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Точка обмана". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2637 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 19 из 409  ←предыдущая следующая→ ...

There’s really no need to kneel.”
Так что вставать на колени нет никакой необходимости.
7
ГЛАВА 7
Senator Sedgewick Sexton savored the privacy of his Lincoln stretch limousine as it snaked through Washington’s morning traffic toward his office.
Сенатор Седжвик Секстон наслаждался комфортом и покоем.
Его роскошный «линкольн» пробирался по плотно забитым машинами, как и всегда по утрам, вашингтонским улицам.
Across from him, Gabrielle Ashe, his twenty-four-year-old personal assistant, read him his daily schedule.
Sexton was barely listening.
Напротив сенатора устроилась его личная помощница Гэбриэл Эш, двадцати четырех лет от роду.
Она знакомила Секстона с расписанием встреч на сегодня, но тот едва понимал, о чем она говорит.
I love Washington, he thought, admiring the assistant’s perfect shape beneath her cashmere sweater.
«Люблю Вашингтон, — думал он, с удовольствием разглядывая прекрасную фигуру помощницы, которую не мог скрыть даже кашемировый свитер.
Power is the greatest aphrodisiac of all... and it brings women like this to D.C. in droves.
— Власть — самый сильный сексуальный стимулятор... именно она привлекает таких женщин».
Gabrielle was a New York Ivy Leaguer with dreams of being a senator herself one day.
Гэбриэл Эш окончила престижный университет и сама мечтала когда-нибудь стать сенатором.
She’ll make it too, Sexton thought.
Секстон не сомневался, что это ей удастся.
She was incredible-looking and sharp as a whip.
Девушка была невероятно хороша собой и, в такой же степени умна.
Above all, she understood the rules of the game.
Более того, она прекрасно понимала и полностью принимала правила игры.
Gabrielle Ashe was black, but her tawny coloring was more of a deep cinnamon or mahogany, the kind of comfortable in-between that Sexton knew bleeding heart “whites” could endorse without feeling like they were giving away the farm.
Гэбриэл была темнокожей.
Однако ее скорее можно было назвать не черной, а светло-коричневой или, если уж на то пошло, цвета красного дерева.
Словом, она представляла собой нечто удобно-среднее, и сверхщепетильные в этом вопросе белые американцы могли терпеть ее цвет кожи без ужасного чувства, что предают своих.
Sexton described Gabrielle to his cronies as Halle Berry’s looks with Hillary Clinton’s brains and ambition, although sometimes he thought even that was an understatement.
Приятелям Секстон хвастался, что его помощница выглядит, как Холли Берри, а умна и честолюбива, как Хиллари Клинтон.
Однако иногда ему казалось, что подобные сравнения не полностью отражают достоинства этой во всех отношениях выдающейся молодой особы.
Gabrielle had been a tremendous asset to his campaign since he’d promoted her to his personal campaign assistant three months ago.
Сенатор повысил Гэбриэл в должности три месяца назад, назначив на пост личной ассистентки в его предвыборной кампании, и оказалось, что не ошибся: она работала необычайно успешно.
And to top it all off, she was working for free.
А кроме того, совершенно бесплатно.
Her compensation for a sixteen-hour workday was learning the ropes in the trenches with a seasoned politician.
Компенсацией за шестнадцатичасовой рабочий день служил приобретаемый опыт: рядом с бывалым политиком можно многое узнать и многому научиться.
Of course, Sexton gloated, I’ve persuaded her to do a bit more than just work.
Секстон торжествовал.
Он сумел научить девушку куда большему, чем просто хорошей работе.
After promoting Gabrielle, Sexton had invited her to a late night “orientation session” in his private office.
После продвижения по службе сенатор пригласил ее в свой личный кабинет поздно вечером, намереваясь ввести в курс дела.
As expected, his young assistant arrived starstruck and eager to please.
Как и предполагалось, молодая ассистентка явилась, преклоняясь перед звездным блеском босса и стремясь угодить.
With a slow-moving patience mastered over decades, Sexton worked his magic... building up Gabrielle’s trust, carefully stripping away her inhibitions, exhibiting tantalizing control, and finally seducing her right there in his office.
Со своим фирменным неторопливым терпением, отточенным десятилетиями практики, сенатор творил чудо: добился полного доверия Гэбриэл, постепенно освободил ее от комплексов, продемонстрировал поразительное самообладание и в конце концов соблазнил девушку прямо здесь, в офисе.
Sexton had little doubt the encounter had been one of the most sexually gratifying experiences of the young woman’s life, and yet, in the light of the day, Gabrielle clearly regretted the indiscretion.
Embarrassed, she offered to resign.
Секстон не сомневался, что это событие оказалось самым ярким в сексуальной жизни молодой особы.
Он ошибся.
Уже наутро, при свете дня, Гэбриэл пожалела о собственной несдержанности.
Смущенная, она предложила уйти в отставку.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 4 из 5 1