8#

Точка обмана. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Точка обмана". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 28 из 409  ←предыдущая следующая→ ...

Sexton rose above his personal pain and declared to the world that he would be running for the presidency and dedicating the remainder of his public service to his wife’s memory.
Секстон нашел в себе силы подняться над собственной болью и объявил миру, что непременно будет баллотироваться в президенты и все свои достижения как политика посвятит памяти супруги.
Gabrielle decided right then and there that she wanted to work closely with Senator Sexton’s presidential campaign.
Именно тогда, в тот самый момент Гэбриэл твердо решила, что будет работать с сенатором, помогая ему достичь поставленной цели.
Now she had gotten as close as anyone could get.
И ей удалось оказаться рядом со своим кумиром — быть ближе просто невозможно.
Gabrielle recalled the night she had spent with Sexton in his plush office, and she cringed, trying to block out the embarrassing images in her mind.
What was I thinking?
Она вспомнила ночь, которую провела с сенатором в его шикарном офисе.
Не слишком приятные воспоминания.
Гэбриэл едва заметно поежилась.
She knew she should have resisted, but somehow she’d found herself unable.
Она ведь прекрасно знала, что не должна поддаваться искушению, но почему-то не нашла в себе достаточно сил, чтобы сопротивляться.
Sedgewick Sexton had been an idol of hers for so long... and to think he wanted her.
Седжвик Секстон так долго оставался ее идеалом, воплощением мечты... и вдруг он захотел ее, подумать только!
The limousine hit a bump, jarring her thoughts back to the present.
Лимузин тряхнуло на какой-то неровности.
Мысли ассистентки сенатора моментально вернулись к текущему моменту.
“You okay?”
— С вами все в порядке?
Sexton was watching her now.
— Сенатор внимательно смотрел на нее.
Gabrielle flashed a hurried smile.
Гэбриэл изобразила улыбку:
“Fine.”
— Да, все отлично.
“You aren’t still thinking about that drudge, are you?”
— Но вы же не думаете о вынюхивании, так ведь?
She shrugged.
Гэбриэл пожала плечами:
“I’m still a little worried, yeah.”
— Я все еще немного беспокоюсь, это правда.
“Forget it.
— Бросьте!
The drudge was the best thing that ever happened to my campaign.”
Это самое лучшее из всего, что было в моей кампании.
A drudge, Gabrielle had learned the hard way, was the political equivalent of leaking information that your rival used a penis enlarger or subscribed to Stud Muffin magazine.
Слово «вынюхивание», как на собственном горьком опыте узнала Гэбриэл, означало некий тайный процесс утечки информации, такой как, например, сообщения, что оппонент использует средства, повышающие эрекцию, или выписывает порнографический журнал для гомосексуалистов
«Стад маффин».
Drudging wasn’t a glamorous tactic, but when it paid off, it paid off big.
«Вынюхивание» было грязным делом, но когда оно приносило плоды, эти плоды оказывались куда как хороши.
Of course, when it backfired...
Но когда наступала расплата...
And backfire, it had.
А расплата наступала.
For the White House.
Для Белого дома.
About a month ago, the President’s campaign staff, unsettled by the slipping polls, had decided to get aggressive and leak a story they suspected to be true—that Senator Sexton had engaged in an affair with his personal assistant, Gabrielle Ashe.
Примерно месяц назад участники избирательной команды президента, разочарованные и расстроенные его снижающимся рейтингом, решили пойти в атаку и запустить информацию, в правдивости которой не сомневались.
Они утверждали, что сенатор Секстон состоит в сексуальной связи со своей личной ассистенткой Гэбриэл Эш.
Unfortunately for the White House, there was no hard evidence.
К сожалению, у Белого дома не нашлось прямых доказательств.
Senator Sexton, a firm believer in the best defense is a strong offense, seized the moment for attack.
А сенатор Секстон, твердо помня, что лучшая зашита заключается в нападении, воспользовался моментом для ответного удара.
He called a national press conference to proclaim his innocence and outrage.
Он, ни много ни мало, созвал национальную пресс-конференцию — чтобы возмущенно заявить о своей невиновности.
I cannot believe, he said, gazing into the cameras with pain in his eyes, that the President would dishonor my wife’s memory with these malicious lies.
— Не могу поверить, — говорил он, с болью глядя в объектив телекамеры, — что президент очернил память моей покойной жены подобной циничной ложью.
Senator Sexton’s performance on TV was so convincing that Gabrielle herself practically believed they had not slept together.
Выступление сенатора по телевидению оказалось настолько убедительным, что Гэбриэл и сама почти поверила ему.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 4 из 5 1