8#

Точка обмана. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Точка обмана". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2249 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 29 из 409  ←предыдущая следующая→ ...

Seeing how effortlessly he lied, Gabrielle realized that Senator Sexton was indeed a dangerous man.
Видя, с какой легкостью лжет этот человек, она не могла не осознать с абсолютной ясностью, насколько опасен сенатор Седжвик Секстон.
Lately, although Gabrielle was certain she was backing the strongest horse in this presidential race, she had begun to question whether she was backing the best horse.
Хотя Гэбриэл не сомневалась в том, что поставила на самую сильную лошадь в нынешних скачках, в последнее время она все чаще спрашивала себя: действительно ли эта лошадь лучше и достойнее остальных?
Working closely with Sexton had been an eye-opening experience—akin to a behind-the-scenes tour of Universal Studios, where one’s childlike awe over the movies is sullied by the realization that Hollywood isn’t magic after all.
Работа рядом с сенатором открыла ей глаза на многое, подобно экскурсии в недра киностудии, где детское восхищение чудесами экрана моментально омрачается пониманием того факта, что Голливуд на самом деле вовсе не приют волшебников и магов.
Although Gabrielle’s faith in Sexton’s message remained intact, she was beginning to question the messenger.
Хотя вера Гэбриэл в идеи, которые проповедовал Секстон, и не поколебалась, она начала задаваться вопросом о праведности самого проповедника.
10
ГЛАВА 10
“What I am about to tell you, Rachel,” the President said, “is classified ‘UMBRA.’
Well beyond your current security clearance.”
— То, что я собираюсь вам сейчас сказать, Рейчел, — приступил к делу президент, — классифицируется как фантом и выходит далеко за рамки дозволенного вашей службой безопасности.
Rachel felt the walls of Air Force One closing in around her.
Агент Секстон почувствовала, как стены
«Борта номер 1» начинают давить на нее.
The President had flown her to Wallops Island, invited her onboard his plane, poured her coffee, told her flat out that he intended to use her to political advantage against her own father, and now he was announcing he intended to give her classified information illegally.
Президент вызвал ее в Уоллопс, пригласил на борт своего самолета, угостил вкуснейшим кофе, прямо заявил, что намерен использовать гостью как политическое оружие против ее же собственного отца, а теперь еще решил сообщить какую-то секретную информацию.
However affable Zach Herney appeared on the surface, Rachel Sexton had just learned something important about him.
This man took control in a hurry.
Каким бы обаятельным, милым и симпатичным Зак Харни ни казался на первый взгляд, Рейчел Секстон видела сейчас только одно: этот человек слишком быстр и напорист, чтобы упустить из рук власть.
“Two weeks ago,” the President said, locking eyes with her, “NASA made a discovery.”
— Две недели назад, — продолжал президент, не отводя внимательного взгляда от лица собеседницы, — НАСА совершило открытие.
The words hung a moment in the air before Rachel could process them.
Слова повисли в воздухе, Харни словно дожидался, когда Рейчел их полностью воспримет.
A NASA discovery?
Открытие НАСА?
Recent intelligence updates had suggested nothing out of the ordinary going on with the space agency.
Новейшие данные разведки не сообщали ни о чем экстраординарном, что происходило бы в космическом агентстве.
Of course, these days a “NASA discovery” usually meant realizing they’d grossly under budgeted some new project.
К тому же в последнее время слова «открытие НАСА» значили, как правило, то, что в агентстве осознали, насколько плохо финансируется тот или иной проект.
“Before we talk further,” the President said,
“I’d like to know if you share your father’s cynicism over space exploration.”
— Прежде чем продолжить беседу, мне хотелось бы узнать, в какой мере вы разделяете цинизм отца по отношению к исследованию космоса.
Rachel resented the comment.
Рейчел чрезвычайно не понравилось это замечание, сделанное словно вскользь.
“I certainly hope you didn’t call me here to ask me to control my father’s rants against NASA.”
— Позволю себе выразить надежду, что вы пригласили меня сюда вовсе не для того, чтобы попросить контролировать выпады сенатора Секстона против НАСА.
He laughed.
Президент рассмеялся:
“Hell, no.
— Черт возьми, конечно, нет!
I’ve been around the Senate long enough to know that nobody controls Sedgewick Sexton.”
Я нахожусь неподалеку от сената и тех, кто там заседает, уже достаточно долго и в состоянии понять, что мистера Секстона не в силах контролировать никто.
“My father is an opportunist, sir.
— Мой отец — представитель оппозиции, сэр.
Most successful politicians are.
Впрочем, в этом качестве выступает большинство удачливых политиков.
And unfortunately NASA has made itself an opportunity.”
И к сожалению, НАСА само превратило себя в удобную мишень.
The recent string of NASA errors had been so unbearable that one either had to laugh or cry—satellites that disintegrated in orbit, space probes that never called home, the International Space Station budget rising tenfold and member countries bailing out like rats from a sinking ship.
Цепь недавних ошибок, совершенных космическим агентством, была настолько длинной, что оставалось лишь смеяться или плакать: спутники разваливались прямо на орбите, космические зонды оказывались не в состоянии передавать полученные данные на Землю, бюджет космической станции подскочил в десять раз, а страны, участвовавшие в этом международном проекте, словно крысы, покидали тонущий корабль...
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 4 из 5 1