8#

Точка обмана. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Точка обмана". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 85 из 409  ←предыдущая следующая→ ...

“They sent Tench to an afternoon cable show,” he said, turning with a handsome smile.
— На дневное кабельное шоу они прислали Тенч, — произнес он наконец, взглянув на спутницу с многозначительной улыбкой.
“The White House is getting frantic.”
— Кажется, Белый дом сходит с ума.
Gabrielle nodded, noncommittal.
Гэбриэл лишь кивнула, не желая начинать обсуждение.
She’d sensed a look of smug satisfaction on Marjorie Tench’s face as the woman drove off.
Она заметила, что когда Марджори уходила из студии, лицо ее сияло торжеством.
It made her nervous.
Наблюдательная и умная ассистентка нервничала.
Sexton’s personal cellphone rang, and he fished in his pocket to grab it.
У Секстона зазвонил сотовый телефон, и он полез в карман.
The senator, like most politicians, had a hierarchy of phone numbers at which his contacts could reach him, depending on how important they were.
Как и большинство политиков, сенатор имел целую иерархию телефонных номеров, по которым его можно было найти.
Whoever was calling him now was at the top of the list; the call was coming in on Sexton’s private line, a number even Gabrielle was discouraged to call.
Все зависело от степени важности звонившего.
Тот, кто набрал номер сейчас, несомненно, числился в верхних строчках списка; звонок прошел по личной линии Секстона, по тому номеру, на который не осмеливалась звонить даже Гэбриэл.
“Senator Sedgewick Sexton,” he chimed, accentuating the musical quality of his name.
— Сенатор Седжвик Секстон, — пропел он сладким голосом, наслаждаясь звуком собственного имени.
Gabrielle couldn’t hear the caller over the sound of the limo, but Sexton listened intently, replying with enthusiasm.
Гэбриэл не расслышала, что говорил звонивший, но сенатор явственно напрягся, стараясь не проронить ни единого слова.
Отвечал он с энтузиазмом.
“Fantastic.
— Просто фантастика!
I’m so pleased you called.
Я так рад, что вы позвонили!
I’m thinking six o’clock?
В шесть?
Super.
Прекрасно.
I have an apartment here in D.C.
Private.
Comfortable.
У меня здесь, в Вашингтоне, квартира.
Частная.
Удобная.
You have the address, right?
Okay.
Адрес вы знаете?
Ну и хорошо.
Looking forward to meeting you.
Жду встречи.
See you tonight then.”
До вечера.
Sexton hung up, looking pleased with himself.
Секстон отключился, очень довольный собой.
“New Sexton fan?”
Gabrielle asked.
— Новый сторонник Секстона? — поинтересовалась Гэбриэл.
“They’re multiplying,” he said.
— Их число стремительно растет, — ответил сенатор.
“This guy’s a heavy hitter.”
— А этот парень — тяжелая артиллерия.
“Must be.
Meeting him in your apartment?”
— Надо полагать, встречаетесь у вас дома?
Sexton usually defended the sanctified privacy of his apartment like a lion protecting its only remaining hiding place.
Гэбриэл знала, как дорожит сенатор уединенностью вашингтонской квартиры — ведь она оставалась его последней возможностью скрыться от чужих глаз.
Sexton shrugged.
Секстон пожал плечами:
“Yeah.
— Да.
Thought I’d give him the personal touch.
Придется добавить сердечного тепла.
This guy might have some pull in the home stretch.
Этот человек имеет немалое влияние.
Got to keep making those personal connections, you know.
Вы же знаете, что необходимо устанавливать и личные связи.
It’s all about trust.”
Все играет в мою пользу.
Gabrielle nodded, pulling out Sexton’s daily planner.
Гэбриэл кивнула, открывая ежедневник сенатора.
“You want me to put him in your calendar?”
— Занести его в расписание?
“No need.
— Да нет, не стоит.
I’d planned to take a night at home anyway.”
Я все равно планировал провести сегодняшний вечер дома.
Gabrielle found tonight’s page and noticed it was already shaded out in Sexton’s handwriting with the bold letters
“P.E.”—Sexton shorthand for either personal event, private evening, or piss-off everyone; nobody was quite sure which.
Гэбриэл нашла нужную страницу и увидела, что рукой сенатора уже сделана пометка — жирные буквы
«Р.
Е.».
Это могло означать и свободный вечер, и дружескую встречу, и даже то, что босс посылает всех к чертям собачьим.
Определить точнее значение этого сокращения было невозможно.
From time to time, the senator scheduled himself a
“P.E.” night so he could hole up in his apartment, take his phones off the hook, and do what he enjoyed most—sip brandy with old cronies and pretend he’d forgotten about politics for the evening.
Время от времени сенатор брал ежедневник и рисовал на нужной странице эти буквы, имея явное желание спрятаться в собственной квартире, отключить все телефоны и делать то, что любил больше всего на свете, — потягивать бренди со старыми приятелями, притворяясь, что в этот вечер совсем не помнит и не думает о политике.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 4 из 5 1