5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 265 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

While Porthos and Mousqueton were breakfasting, with the appetites of convalescents and with that brotherly cordiality which unites men in misfortune, d'Artagnan related how Aramis, being wounded, was obliged to stop at Crevecoeur, how he had left Athos fighting at Amiens with four men who accused him of being a coiner, and how he, d'Artagnan, had been forced to run the Comtes de Wardes through the body in order to reach England.
Пока Портос и Мушкетон завтракали с аппетитом выздоравливающих и с братской сердечностью, сближающей людей в несчастии, д'Артаньян рассказал им, как, будучи ранен, Арамис вынужден был остаться в Кревкере, как Атос остался в Амьене, отбиваясь от людей, обвинивших его в сбыте фальшивых денег, и как он, д'Артаньян, вынужден был, чтобы добраться до Англии, распороть живот графу де Варду.
But there the confidence of d'Artagnan stopped.
He only added that on his return from Great Britain he had brought back four magnificent horses—one for himself, and one for each of his companions; then he informed Porthos that the one intended for him was already installed in the stable of the tavern.
Однако на этом и оборвалась откровенность д'Артаньяна; он рассказал только, что привез из Великобритании четырех великолепных лошадей — одну для себя, а остальных для товарищей, и, наконец, сообщил Портосу, что предназначенная для него лошадь уже стоит в конюшне гостиницы.
At this moment Planchet entered, to inform his master that the horses were sufficiently refreshed and that it would be possible to sleep at Clermont.
В эту минуту вошел Планше и объявил своему господину, что лошади отдохнули и можно будет заночевать в Клермоне.
As d'Artagnan was tolerably reassured with regard to Porthos, and as he was anxious to obtain news of his two other friends, he held out his hand to the wounded man, and told him he was about to resume his route in order to continue his researches.
Так как д'Артаньян был теперь почти спокоен за Портоса и ему не терпелось поскорее узнать, что сталось с двумя остальными товарищами, он пожал больному руку и сказал, что едет продолжать поиски.
For the rest, as he reckoned upon returning by the same route in seven or eight days, if Porthos were still at the Great St. Martin, he would call for him on his way.
Впрочем, он собирался вернуться той же дорогой и через недельку думал захватить Портоса с собой, если бы оказалось, что к тому времени мушкетер еще не покинул гостиницу Гран-Сен-Мартен.
Porthos replied that in all probability his sprain would not permit him to depart yet awhile.
Портос ответил, что, по всей вероятности, вывих не позволит ему уехать раньше.
Besides, it was necessary he should stay at Chantilly to wait for the answer from his duchess.
К тому же ему надо было быть в Шантильи, чтобы дождаться здесь ответа от своей герцогини.
D'Artagnan wished that answer might be prompt and favorable; and having again recommended Porthos to the care of Mousqueton, and paid his bill to the host, he resumed his route with Planchet, already relieved of one of his led horses.
Д'Артаньян пожелал ему скорого и благоприятного ответа, а затем, еще раз поручив Мушкетону заботиться о Портосе и расплатившись с хозяином, отправился в путь вместе с Планше, который уже избавился от одной из верховых лошадей.
26 ARAMIS AND HIS THESIS
XXVI
ДИССЕРТАЦИЯ АРАМИСА
D'Artagnan had said nothing to Porthos of his wound or of his procurator's wife.
Д'Артаньян ничего не сказал Портосу ни по поводу его раны, ни по поводу прокурорши.
Our Bearnais was a prudent lad, however young he might be.
Несмотря на свою молодость, наш гасконец был весьма осторожный юноша.
Consequently he had appeared to believe all that the vainglorious Musketeer had told him, convinced that no friendship will hold out against a surprised secret.
Besides, we feel always a sort of mental superiority over those whose lives we know better than they suppose.
Он сделал вид, будто поверил всему, что ему рассказал хвастливый мушкетер, так как был убежден, что никакая друж-,ба не выдержит разоблачения тайны, особенно если эта тайна уязвляет самолюбие; к тому же мы всегда имеем известное нравственное превосходство над теми, чья жизнь нам известна.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1