5#

Тьма, — и больше ничего. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Тьма, — и больше ничего". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2249 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 399  ←предыдущая следующая→ ...

FULL DARK, NO STARS
«Тьма, — и больше ничего»
1922
1922 ГОД
April 11, 1930
11 апреля 1930 года
Magnolia Hotel
Отель
«Магнолия»
Omaha, Nebraska
Омаха, штат Небраска
TO WHOM IT MAY CONCERN:
Всем заинтересованным лицам
My name is Wilfred Leland James, and this is my confession.
Меня зовут Уилфред Лиланд Джеймс, и это мое признание.
In June of 1922 I murdered my wife, Arlette Christina Winters James, and hid her body by tupping it down an old well.
В июне 1922 года я убил свою жену, Арлетт Кристину Уинтерс Джеймс, и спрятал тело, сбросив в старый колодец.
My son, Henry Freeman James, aided me in this crime, although at 14 he was not responsible; I cozened him into it, playing upon his fears and beating down his quite normal objections over a period of 2 months.
Мой сын, Генри Фриман Джеймс, содействовал мне в этом преступлении, впрочем, в четырнадцать лет он не нес за это ответственности.
Я уговорил его, сыграв на детских страхах, за два месяца найдя убедительные аргументы для всех его вполне естественных возражений.
This is a thing I regret even more bitterly than the crime, for reasons this document will show.
Об этом я сожалею даже больше, чем о самом преступлении, по причинам, которые будут изложены в этом документе.
The issue that led to my crime and damnation was 100 acres of good land in Hemingford Home, Nebraska.
Поводом к убийству и осуждению на вечные муки моей души послужили сто акров хорошей земли в Хемингфорд-Хоуме, штат Небраска.
It was willed to my wife by John Henry Winters, her father.
Их завещал моей жене ее отец, Джон Генри Уинтерс.
I wished to add this land to our freehold farm, which in 1922 totaled 80 acres.
Я хотел добавить эту землю к нашей ферме, которая в 1922 году занимала восемьдесят акров.
My wife, who never took to the farming life (or to being a farmer’s wife), wished to sell it to the Farrington Company for cash money.
Моя жена — ей никогда не нравилась деревенская жизнь (да и быть женой фермера совершенно не хотелось) — собралась продать эти угодья
«Фаррингтон компани» за наличные.
When I asked her if she truly wanted to live downwind from a Farrington’s hog butchery, she told me we could sell up the farm as well as her father’s acreage—my father’s farm, and his before him!
Когда я спросил, хочет ли она жить с подветренной стороны свинобойни этой компании, она ответила, что мы можем продать хозяйство точно так же, как и акры ее отца, имея в виду ферму моего отца и моего деда.
When I asked her what we might do with money and no land, she said we could move to Omaha, or even St. Louis, and open a shop.
Когда я спросил ее, что мы будем делать с деньгами, но без земли, она ответила, что можем переехать в Омаху, даже в Сент-Луис, и открыть магазин.
“I will never live in Omaha,” I said.
— Никогда не буду жить в Омахе, — заявил я. 
“Cities are for fools.”
— Большие города — для дураков.
This is ironic, considering where I now live, but I will not live here for long; I know that as well as I know what is making the sounds I hear in the walls.
Вот уж ирония судьбы, если учесть то, где я сейчас живу, но долго я здесь не останусь.
Я знаю это точно так же, как знаю, что за звуки доносятся со стороны стен.
And I know where I shall find myself after this earthly life is done.
И я знаю, куда попаду после того, как закончится моя земная жизнь.
I wonder if Hell can be worse than the City of Omaha.
Задаюсь вопросом, окажется ли ад намного хуже Омахи.
Perhaps it is the City of Omaha, but with no good country surrounding it; only a smoking, brimstone-stinking emptiness full of lost souls like myself.
Возможно, это та же Омаха, только без тучных полей, которые окружают город со всех сторон.
Лишь дымящаяся, воняющая серой пустошь, где полным-полно потерянных душ, как моя.
We argued bitterly over that 100 acres during the winter and spring of 1922.
Мы яростно спорили с женой об этих ста акрах зимой и весной 1922 года.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...