6#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 1. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 1". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 57 из 588  ←предыдущая следующая→ ...

The white children clamored to sit on his knee and be trotted, while he denounced to their elders the infamy of Yankee politicians; the daughters of his friends took him into their confidence about their love affairs, and the youths of the neighborhood, fearful of confessing debts of honor upon the carpets of their fathers, found him a friend in need.
Ребятишки плантаторов забирались к нему на колени и, пока он громил на чем свет стоит бесстыдство политиквв-янки, требовали, чтобы их «покатали».
Дочери его приятелей поверяли ему свои сердечные тайны, а сыновья, страшась признаться родителям в карточных Долгах, знали, что могут рассчитывать на его дружбу в трудную минуту.
“So, you’ve been owning this for a month, you young rascal!” he would shout.
— Как же ты, шалопай эдакий, уже целый месяц не оплачиваешь долга чести! — гремел он.
“And, in God’s name, why haven’t you been asking me for the money before this?”
— Почему, черт побери, ты не попросил у меня денег раньше?
His rough manner of speech was too well known to give offense, and it only made the young men grin sheepishly and reply:
Давно привыкнув к его манере изъясняться, никто не был на него в обиде, и молодой человек смущенно улыбался и бормотал в ответ:
“Well, sir, I hated to trouble you, and my father—”
— Да видите ли, сэр, мне не хотелось обременять вас этой просьбой, а мой отец…
“Your father’s a good man, and no denying it, but strict, and so take this and let’s be hearing no more of it.”
— Твой отец прекрасный человек, спору нет, но очень уж строг, так что вот, бери, и чтоб больше мы с тобой к этому разговору не возвращались.
The planters’ ladies were the last to capitulate.
Жены плантаторов капитулировали последними.
But, when Mrs. Wilkes, “a great lady and with a rare gift for silence,” as Gerald characterized her, told her husband one evening, after Gerald’s horse had pounded down the driveway.
Но после того, как миссис Уилкс, «настоящая, — по словам Джералда, — леди, иной раз просто ни словечка не проронит», сказала как-то вечером своему мужу, заслышав знакомый стук копыт по аллее:
“He has a rough tongue, but he is a gentleman,” Gerald had definitely arrived.
«Язык у него ужасный, но тем не менее он джентльмен», — можно было считать, что Джералд занял подобающее место в обществе.
He did not know that he had taken nearly ten years to arrive, for it never occurred to him that his neighbors had eyed him askance at first.
Сам же он даже не подозревал, что ему понадобилось на это почти десять лет, поскольку попросту не замечал косых взглядов соседей.
In his own mind, there had never been any doubt that he belonged, from the moment he first set foot on Tara.
С той минуты, как его нога ступила на землю Тары, он ни на секунду не усомнился в своей принадлежности к верхам местного общества.
When Gerald was forty-three, so thickset of body and florid of face that he looked like a hunting squire out of a sporting print, it came to him that Tara, dear though it was, and the County folk, with their open hearts and open houses, were not enough.
Когда Джералду стукнуло сорок три и он стал еще румянее и смуглее и так раздался в плечах, что имел уже вид завзятого сквайра-охотника, прямо с обложки цветного иллюстрированного журнала, у него возникло решение: его бесценное поместье и распахнутые настежь сердца и двери местных плантаторов — это еще не все.
He wanted a wife.
Ему нужна жена.
Tara cried out for a mistress.
Имению настоятельно требовалась хозяйка.
The fat cook, a yard negro elevated by necessity to the kitchen, never had the meals on time, and the chambermaid, formerly a field hand, let dust accumulate on the furniture and never seemed to have clean linen on hand, so that the arrival of guests was always the occasion of much stirring and to-do.
Толстой поварихе-негритянке, переброшенной по необходимости со двора на кухню, никак не удавалось вовремя управиться с обедом, а негритянке-горничной, снятой с полевых работ, сменить в срок постельное белье и смести с мебели пыль, вследствие чего при появлении гостей в доме поднималась дикая суматоха.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1