StudyEnglishWords

6#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 1. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 1". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 94 из 588  ←предыдущая следующая→ ...

“The Wearin’ o’ the Green.”
«Увенчав себя зеленым клевером».
Scarlett, looking at him with the affectionate contempt that mothers feel for small swaggering sons, knew that he would be very drunk by sundown.
Скарлетт поглядывала на него снисходительно-насмешливым оком, как мать на маленького хвастунишку-сына.
Она знала наперед, что к вечеру он будет мертвецки пьян.
Coming home in the dark, he would try, as usual, to jump every fence between Twelve Oaks and Tara and, she hoped, by the mercy of Providence and the good sense of his horse, would escape breaking his neck.
Возвращаясь домой в полном мраке, он, как всегда, будет пытаться перемахнуть через все изгороди на пути от Двенадцати Дубов к Таре, а ей останется только полагаться на милость Провидения и на здравый смысл лошади и надеяться, что он не свернет себе шеи.
He would disdain the bridge and swim his horse through the river and come home roaring, to be put to bed on the sofa in the office by Pork who always waited up with a lamp in the front hall on such occasions.
Презрев все мосты на свете, он, разумеется, пустит лошадь вплавь через реку и, возвратясь домой, будет орать во всю глотку, требуя, чтобы Порк уложил его спать в кабинете на диване, а Порк, как всегда в этих случаях, уже будет дожидаться его в холле с зажженной лампой в руке.
He would ruin his new gray broadcloth suit, which would cause him to swear horribly in the morning and tell Ellen at great length how his horse fell off the bridge in the darkness—a palpable lie which would fool no one but which would be accepted by all and make him feel very clever.
Он, конечно, приведет в негодность свой новый серый поплиновый костюм и будет страшно чертыхаться поутру, во всех подробностях описывая Эллин, как лошадь угораздило свалиться в темноте с моста в реку, и эта явная ложь будет принята всеми как должное, хотя никто, разумеется, ей не поверит, а он будет чувствовать себя при этом великим хитрецом.
Pa is a sweet, selfish, irresponsible darling, Scarlett thought, with a surge of affection for him.
«Какой же он славный, безответственный, эгоистичный ребенок», — с внезапным приливом нежности подумала Скарлетт.
She felt so excited and happy this morning that she included the whole world, as well as Gerald, in her affection.
Она чувствовала себя такой приятно взволнованной и счастливой сегодня, что ей хотелось обнять и Джералда, и весь мир.
She was pretty and she knew it; she would have Ashley for her own before the day was over; the sun was warm and tender and the glory of the Georgia spring was spread before her eyes.
Она была красива и сознавала это.
Нежно пригревало солнце, вокруг во всем своем великолепии блистала весна, и Скарлетт знала, что еще до заката Эшли будет у ее ног.
Along the roadside the blackberry brambles were concealing with softest green the savage red gulches cut by the winter’s rains, and the bare granite boulders pushing up through the red earth were being draped with sprangles of Cherokee roses and compassed about by wild violets of palest purple hue.
Сочно-красная земля в глубоких, размытых зимними дождями придорожных канавах просвечивала сквозь нежную зеленую поросль куманики.
Голые глыбы гранитных валунов, разбросанные по красной глине, уже оплетались стеблями, диких роз, а полчища нежно-лиловых фиалок шли в наступление со всех сторон.
Upon the wooded hills above the river, the dogwood blossoms lay glistening and white, as if snow still lingered among the greenery.
Осыпанные белым цветом кизиловые леса на холмах за рекой блистали на солнце, подобно вершинам снежных гор.
The flowering crab trees were bursting their buds and rioting from delicate white to deepest pink and, beneath the trees where the sunshine dappled the pine straw, the wild honeysuckle made a varicolored carpet of scarlet and orange and rose.
Бело-розовое буйство весны увенчало цветами ветви яблонь, а под деревьями, там, куда проникали солнечные лучи, испещренный бликами многоцветный пестрый ковер жимолости отливал пурпурным, оранжевым и алым.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1