5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1960 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 103 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

Her eyes singled out Frank Kennedy and beckoned him from the side of Mrs. Elsing.
Она отыскала глазами Фрэнка Кеннеди, разговаривавшего с миссис Элсинг, и поманила его.
"I'll sit in that alcove yonder if you'll bring me some refreshments and then we can have a nice chat," she told Frank as the other three men moved off.
— Я посижу в нише вон там, а вы принесите мне чего-нибудь освежительного, и мы поболтаем, — сказала она Фрэнку, когда три ее собеседника отошли.
When he had hurried away to bring her a glass of wine and a paper thin slice of cake, Scarlett sat down in the alcove at the end of the drawing room and carefully arranged her skirts so that the worst spots would not show.
Он тотчас помчался выполнять ее просьбу и вскоре вернулся с бокалом вина и тоненьким, как бумага, ломтиком кеса, и Скарлетт, старательно уложив юбки, чтобы скрыть наиболее заметные пятна, уселась в нише в дальнем конца залы.
The humiliating events of the morning with Rhett were pushed from her mind by the excitement of seeing so many people and hearing music again.
Память об унизительных минутах, пережитых утром у Ретта, отодвинулась на задний план — ее возбуждал вид всех этих людей и звуки музыки, которой она так давно не слыхала.
Tomorrow she would think of Rhett's conduct and her shame and they would make her writhe again.
Завтра она снова будет думать о поведении Ретта, о своем унижении и снова будет кипеть от гнева.
Tomorrow she would wonder if she had made any impression on Frank's hurt and bewildered heart.
Завтра она будет прикидывать, удалось ли ей оставить след в раненой, потрясенной душе Фрэнка.
But not tonight.
Но не сегодня.
Tonight she was alive to her finger tips, every sense alert with hope, her eyes sparkling.
Сегодня в ней до самых кончиков ногтей бурлила жизнь, все чувства были обострены надеждой, и глаза сверкали.
She looked from the alcove into the huge drawing room and watched the dancers, remembering how beautiful this room had been when first she came to Atlanta during the war.
Она смотрела в большую залу на танцующих из своей ниши и вспоминала, какой красивой казалась ей эта комната, когда она впервые приехала в Атланту во время войны.
Then the hardwood floors had shone like glass, and overhead the chandelier with its hundreds of tiny prisms had caught and reflected every ray of the dozens of candles it bore, flinging them, like gleams from diamonds, flame and sapphire about the room.
Тогда паркет был натерт и сверкал как стекло, а огромная люстра под потолком сотнями крошечных призм ловила и отражала сияние десятков свечей и, словно бриллиант, посылала во все концы комнаты огненно-красные и синие огни.
The old portraits on the walls had been dignified and gracious and had looked down upon guests with an air of mellowed hospitality.
Со старинных портретов на стенах благородные предки милостиво взирали на гостей, излучая радушие.
The rosewood sofas had been soft and inviting and one of them, the largest, had stood in the place of honor in this same alcove where she now sat.
Мягкие подушки на диванчиках розового дерева так и манили к себе, а на почетном месте, в нише, стояла самая большая софа.
It had been Scarlett's favorite seat at parties.
Она любила сидеть здесь во время балов и вечеринок.
From this point stretched the pleasant vista of drawing room and dining room beyond, the oval mahogany table which seated twenty and the twenty slim-legged chairs demurely against the walls, the massive sideboard and buffet weighted with heavy silver, with seven-branched candlesticks, goblets, cruets, decanters and shining little glasses.
Отсюда видна была вся зала и расположенная за ней столовая, где стоял овальный стол красного дерева, за которым могло поместиться человек двадцать, а вдоль стен — двадцать стульев на изящных ножках, массивный буфет и горка, заставленные тяжелым серебром, семисвечными канделябрами, кубками, сосудами для уксуса и масла, графинами и сверкающими рюмками.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1