5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 160 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

Now, in addition to this, Atlanta was full of wild rumors about the confiscation of property of offenders against military law, and Scarlett quaked lest she and Frank lose not only their freedom but the house, the store and the mill.
А теперь по Атланте еще пошли разговоры о конфискации собственности тех, кто нарушил законы военного времени, и Скарлетт тряслась, опасаясь, как бы им с Фрэнком не лишиться не только свободы, но и дома, и лавки, и лесопилки.
And even if their property were not appropriated by the military, it would be as good as lost if she and Frank went to jail, for who would look after their business in their absence?
Впрочем, даже если военные власти не отберут у них собственность, все и так пойдет прахом, как только их с Фрэнком посадят в тюрьму, — кто же будет вести дела в их отсутствие?
She hated Tony for bringing such trouble upon them.
Она ненавидела Тони за то, что он навлек на них все эти страхи.
How could he have done such a thing to friends?
Как мог он так поступить со своими друзьями?
And how could Ashley have sent Tony to them?
И как мог Эшли послать к ним Тони?
Never again would she give aid to anyone if it meant having the Yankees come down on her like a swarm of hornets.
Никогда в жизни она больше не станет никому помогать, раз янки могут потом налететь на нее, как рой ос.
No, she would bar the door against anyone needing help.
Except, of course, Ashley.
Нет, она запрет свою дверь для всех, кому нужна помощь, за исключением, конечно, Эшли.
For weeks after Tony's brief visit she woke from uneasy dreams at any sound in the road outside, fearing it might be Ashley trying to make his escape, fleeing to Texas because of the aid he had given Tony.
Многие недели после стремительного наезда Тони она пробуждалась от тревожного сна, заслышав цокот копыт на дороге, в страхе, что это Эшли вынужден теперь бежать в Техас из-за того, что оказал помощь Тони.
She did not know how matters stood with him, for they did not dare write to Tara about Tony's midnight visit.
Она понятия не имела, как обстоят у Эшли дела, ибо не смела написать в Тару о полуночном появлении Тони.
Their letters might be intercepted by the Yankees and bring trouble upon the plantation as well.
Ведь янки могли перехватить письмо, и тогда беда придет и на плантацию.
But, when weeks went by and they heard no bad news, they knew that Ashley had somehow come clear.
Но неделя проходила за неделей, а скверных вестей не поступало, и стало ясно, что Эшли удалось выйти сухим из воды.
And finally, the Yankees ceased annoying them.
Да и янки в конце концов перестали им досаждать.
But even this relief did not free Scarlett from the state of dread which began when Tony came knocking at their door, a dread which was worse than the quaking fear of the siege shells, worse even than the terror of Sherman's men during the last days of the war.
Но даже это не избавило Скарлетт от страха, который поселился в ней с того дня, когда Тони постучал к ним в дверь, — страха, еще более панического, чем во время осады, когда она боялась, как бы в нее не угодил снаряд, — еще более панического даже, чем перед солдатами Шермана в последние дни войны.
It was as if Tony's appearance that wild rainy night had stripped merciful blinders from her eyes and forced her to see the true uncertainty of her life.
Появление Тони в ту бурную, исхлестанную доведем ночь словно сорвало благостные шоры с ее глаз, и она увидела, на сколь зыбкой основе зиждется ее жизнь.
Looking about her in that cold spring of 1866, Scarlett realized what was facing her and the whole South.
Глядя вокруг себя той холодной весной, 1866 года, Скарлетт начала понимать, в каком положении находится она сама, да и весь Юг.
She might plan and scheme, she might work harder than her slaves had ever worked, she might succeed in overcoming all of her hardships, she might through dint of determination solve problems for which her earlier life had provided no training at all.
But for all her labor and sacrifice and resourcefulness, her small beginnings purchased at so great a cost might be snatched away from her at any minute.
Она может изворачиваться и строить планы, она может работать, как никогда не работали ее рабы, она может изощриться и преодолеть все тяготы, она может, благодаря своему упорству, разрешить проблемы, к которым ее никак не подготовила жизнь, но сколько бы она ни трудилась, какие бы жертвы ни приносила, какую бы ни проявляла изобретательность, то немногое, что она сумеет наскрести столь дорогой ценой, могут в любую минуту отобрать.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1