5#

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ Том 2". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 590 книг и 1839 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 167 из 612  ←предыдущая следующая→ ...

Families from the country districts who had been burned out during Sherman's march and who could no longer make a living without the slaves to till the cotton had come to Atlanta to live.
Это были семьи, переселившиеся сюда из сельской местности, погорельцы, которые теперь, лишившись рабов, не в состоянии были обрабатывать плантации.
New settlers were coming in every day from Tennessee and the Carolinas where the hand of Reconstruction lay even heavier than in Georgia.
Новые поселенцы каждый день прибывали из Теннесси и обеих Каролин, где тяжелая рука Реконструкции давила еще сильнее, чем в Джорджии.
Many Irish and Germans who had been bounty men in the Union Army had settled in Atlanta after their discharge.
Немало наемников-ирландцев и немцев, служивших в армии конфедератов, обосновались в Атланте, когда их отпустили.
The wives and families of the Yankee garrison, filled with curiosity about the South after four years of war, came to swell the population.
Пополнялось население города и за счет жен и детей янки, стоявших здесь в гарнизоне: после четырех лет войны всем хотелось посмотреть, что же такое Юг.
Adventurers of every kind swarmed in, hoping to make their fortunes, and the negroes from the country continued to come by the hundreds.
И, конечно, было множество авантюристов всех мастей, хлынувших сюда в надежде сколотить состояние, да и негры продолжали сотнями прибывать в Атланту из сельских мест.
The town was roaring--wide open like a frontier village, making no effort to cover its vices and sins.
Город бурлил — он жил нараспашку, как пограничное селение, даже и не пытаясь прикрыть свои грехи и пороки.
Saloons blossomed overnight, two and sometimes three in a block, and after nightfall the streets were full of drunken men, black and white, reeling from wall to curb and back again.
Появились салуны — по два, а то и по три в каждом квартале, — и двери их не закрывались всю ночь напролет, а с наступлением сумерек улицы заполнялись пьяными, черными и белыми, которых качало от края тротуара к стенам домов и обратно.
Thugs, pickpockets and prostitutes lurked in the unlit alleys and shadowy streets.
Головорезы, карманники и проститутки подстерегали своих жертв в плохо освещенных проулках и на темных улицах.
Gambling houses ran full blast and hardly a night passed without its shooting or cutting affray.
Игорные дома преуспевали вовсю, и не проходило ночи, чтобы там кого-нибудь не пристрелили или не прирезали.
Respectable citizens were scandalized to find that Atlanta had a large and thriving red-light district, larger and more thriving than during the war.
Почтенные граждане с ужасом узнали о том, что в Атланте возник большой и процветающий район «красных фонарей» — гораздо более обширный и более процветающий, чем во время войны.
All night long pianos jangled from behind drawn shades and rowdy songs and laughter floated out, punctuated by occasional screams and pistol shots.
За плотно закрытыми ставнями всю ночь напролет бренчали рояли, раздавались беспутные песни и хохот, прорезаемые время от времени вскриками или пистолетным выстрелом.
The inmates of these houses were bolder than the prostitutes of the war days and brazenly hung out of their windows and called to passers-by.
Обитательницы этих домов были куда бесстыднее проституток дней войны, они нахально перевешивались через подоконники и окликали прохожих.
And on Sunday afternoons, the handsome closed carriages of the madams of the district rolled down the main streets, filled with girls in their best finery, taking the air from behind lowered silk shades.
А по воскресеньям элегантные кареты хозяек этого квартала катили по главным улицам, полные разодетых девчонок, которых вывозили на прогулку подышать воздухом за приспущенными шелковыми шторками.
Belle Watling was the most notorious of the madams.
Наиболее известной среди хозяек была Красотка Уотлинг.
She had opened a new house of her own, a large two-story building that made neighboring houses in the district look like shabby rabbit warrens.
Она открыла свое заведение в большом двухэтажном доме, рядом с которым соседние дома казались жалкими крольчатниками.
There was a long barroom downstairs, elegantly hung with oil paintings, and a negro orchestra played every night.
На первом этаже был большой элегантный бар, увешанный картинами, писанными маслом, и в нем всю ночь напролет играл негритянский оркестр.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1