6#

Хождение по мукам.Восемнадцатый год. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Хождение по мукам.Восемнадцатый год". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 808 книг и 2505 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 25 из 370  ←предыдущая следующая→ ...

The train was going very slowly.
Поезд шел медленно.
Tall trees came in sight, their enmeshed branches thickly clustered with nests.
Вот потянулись голые, с прижатыми ветвями, высокие деревья, густо обсаженные гнездами.
Clouds of rooks were circling above them, or swaying on the branches.
Тучи грачей кружились над ними, раскачивались на сучьях.
Katya moved closer to the window.
Катя придвинулась ближе к окну.
The rooks cawed in vociferous anxiety, as in spring, as they had cawed when Katya was a little girl—about the torrents released in spring, the mists, the first storms....
Грачи кричали тревожно, дико — по-весеннему, так же, как кричали в далеком детстве, — о вешних водах, о туманах, о первых грозах.
Katya and Roshchin were travelling south.
They were going they knew not where—to Rostov, to Novocherkassk, to the Don villages.
Катя и Рощин ехали на юг, — куда?
В Ростов, в Новочеркасск, в донецкие станицы?
To some place where the knot of civil war was being tied.
Туда, где запутывался узел гражданской войны.
Roshchin slept, his head drooping, his unshaven face thin, the harsh lines showing round his fastidiously compressed lips.
Рощин спал, уронив голову, небритое лицо было обтянуто, жесткие морщины выступали у рта, сложенного брезгливо.
Katya felt a sudden panic.
It was not his face, this unfamiliar countenance with the peaked nose....
The wind bore the sound of the cawing of the rooks through the window.
И вдруг Кате стало страшно: это было не его лицо, — чужое, остроносое… В окно ветер нес крики грачей.
The train went slowly on, clattering over the points.
Потряхиваясь на стрелках, медленно шел вагон.
Over a muddy path slanting across the steppe, there stretched a train of carts—shaggy ponies, farm carts plastered with mud, and in them bearded men, of unfamiliar, terrible aspect.
По грязному шляху, наискосок уходящему в степь, тянулись воза — лохматые лошаденки, телеги, залепленные грязью, бородатые, чужие, страшные люди.
Roshchin gave utterance in his sleep to something between a snore and a moan, a hoarse, painful sound.
Рощин затянул во сне не то храп, не то стон, хриповатый, мучительный.
Katya touched his face with trembling fingers.
Тогда Катя дрожащими руками коснулась его лица:
"Vadim, Vadim!"
— Вадим, Вадим…
The alarming sounds ceased abruptly.
Он резко оборвал страшную ноту.
He opened eyes perfectly void of expression.
Разлепил бессмысленные глаза.
"Hell!
I do have such beastly dreams!..."
— Фу, черт, снится мерзость…
The train came to a stop.
Вагон остановился.
Now the sound of voices mingled with the cawing of rooks.
Теперь слышались, кроме грачиных, человеческие голоса.
Women in men's boots, with sacks on their shoulders, came running up, pushing their way, exposing their white thighs as they climbed on to the goods truck.
Пробежали в мужичьих сапогах бабы с мешками, толкаясь, показывая белые ляжки, полезли в товарный вагон.
A tousled head in a greasy peaked cap, with a shaggy beard growing right up to the eyes, thrust itself into the window of the carriage where Katya was sitting.
В окно купе, прямо на Катю, просунулась в засаленном картузе косматая голова, от самых медвежьих глаз заросшая бородой, свалянной в косицы.
"You don't happen to have a machine gun for sale?"
— Случаем пулеметика не продадите?
There was a sound of loud coughing from the upper berth, as someone there turned heavily, and a jovial voice replied:
На верхней полке крякнули, кто-то сильно повернулся, веселым голосом ответил:
скачать в HTML/PDF
share