5#

Я - легенда. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Я - легенда". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 808 книг и 2504 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 18 из 140  ←предыдущая следующая→ ...

Why, bless you, boo, of course you shall.
"О чем ты, милое дитя, конечно же, ты им будешь".
The whisky gurgled into the glass.
He grimaced a little at the pain in his hand and shifted the bottle to his left hand.
Наливая себе виски, он поморщился от боли и переложил бутылку в левую руку.
He sat down and sipped.
Набулькав полный бокал, он снова уселся и отхлебнул.
Let the jagged edge of sobriety be now dulled, he thought.
Let the crumby balance of clear vision be expunged, but post haste.
Где же она, та неясная грань, за которой он оторвется от этого трезвого мира с его зыбким равновесием и мир со всей его суетой наконец утратит свой ясный, но безумный облик.
I hate ‘em.
Ненавижу их.
Gradually the room shifted on its gyroscopic center and wove and undulated about his chair.
Комната, покачнувшись, поплыла вокруг него, вращаясь и колыхаясь.
A pleasant haze, fuzzy at the edges, took over sight.
Туман застил глаза.
He looked at the glass, at the record player.
He let his head flop from side to side.
Outside, they prowled and muttered and waited.
Он смотрел то на бокал, то на проигрыватель, голова его моталась из стороны в сторону, а те, снаружи, рыскали, кружили, бормотали, ждали.
Pore vampires, he thought, pore little cusses, pussyfootin’ round my house, so thirsty, so all forlorn.
Бедные вампирчики, - думал он, - вы, негодники, так и бродите там, бедолаги, брошенные, и мучает вас жажда...
A thought.
He raised a forefinger that wavered before his eyes.
Ага! - он помахал перед лицом поднятым указательным пальцем.
Friends, I come before you to discuss the vampire; a minority element if there ever was one, and there was one.
Друзья!
Я выйду к вам, чтобы обсудить проблему вампиров как национального меньшинства - если, конечно, такие существуют, - а похоже, что они существуют.
But to concision: I will sketch out the basis for my thesis, which thesis is this: Vampires are prejudiced against…
Вкратце сформулирую основной тезис: против вампиров сложилось предвзятое мнение.
На чем основывается предвзятое отношение к национальным меньшинствам?
The keynote of minority prejudice is this: They are loathed because they are feared.
Их дискриминируют, так как их опасаются.
Thus…
А потому...
He made himself a drink.
A long one.
Он снова надолго приложился к бокалу с виски.
At one time, the Dark and Middle Ages, to be succinct, the vampire’s power was great, the fear of him tremendous.
Когда-то в средние века был промежуток времени, должно быть, очень короткий, когда вампиры были очень могущественны и страх перед ними велик.
He was anathema and still remains anathema.
Они были анафемой - они остались анафемой и по сей день.
Society hates him without ration.
Общество ненавидит и преследует их...
But are his needs any more shocking than the needs of other animals and men?
Но - без всякой причины!
Разве их потребности шокируют больше, чем потребности человека или других животных?
Are his deeds more outrageous than the deeds of the parent who drained the spirit from his child?
Разве их поступки хуже поступков иных родителей, издевающихся над своими детьми, доводя их до безумия?
The vampire may foster quickened heartbeats and levitated hair.
При виде вампира у вас усиливается тахикардия и волосы встают дыбом.
But is he worse than the parent who gave to society a neurotic child who became a politician?
Но разве он хуже, чем те родители, что вырастили ребенка-неврастеника, сделавшегося впоследствии политиком?
Is he worse than the manufacturer who set up belated foundations with the money he made by handing bombs and guns to suicidal nationalists?
Разве он хуже фабриканта, дело которого зиждется на капитале, полученном от поставок оружия национал-террористам?
Is he worse than the distiller who gave bastardized grain juice to stultify further the brains of those who, sober, were incapable of a progressive thought? (Nay, I apologize for this calumny; I nip the brew that feeds me.) Is he worse, then, than the publisher who filled ubiquitous racks with lust and death wishes?
Или он хуже того подонка, который перегоняет этот пшеничный напиток, чтобы окончательно разгладить мозги у бедняг, и так не способных о чем-либо как следует мыслить? (Э-э, здесь я, извиняюсь, кажется, куснул руку, которая меня кормит.) Или, может быть, он хуже издателя, который заполняет витрины апологией убийства и насилия?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 10 оценках: 5 из 5 1