5#

Я - легенда. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Я - легенда". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 96 из 140  ←предыдущая следующая→ ...

For some reason, his brain hadn’t weakened like the others.
По всей видимости, он почему-то не так оскудел умом, как остальные.
It could be, Neville often theorized, that Ben Cortman was born to be dead.
Иногда Нэвилль даже рассуждал о том, что Бен, возможно, был создан для того, чтобы быть мертвым.
Undead, that is, he thought, a wry smile playing on his full lips.
Воскреснуть, чтобы быть.
Понятия как-то плохо стыковались между собой, и собственные фразы заставляли Нэвилля криво усмехаться.
It no longer occurred to him that Cortman was out to kill him.
That was a negligible menace.
Ему не приходилось опасаться, что Кортман убьет его, вероятность этого была ничтожно мала.
Neville sank down on the next porch with a slow groan.
Нэвилль добрался до следующего крыльца и опустился на него с тяжелым вздохом.
Then, reaching lethargically into his pocket, he took out his pipe.
Задумчиво, не попадая рукой в карман, он наконец вытащил свою трубку.
With an idle thumb he tamped rough tobacco shreds down into the pipe bowl.
Лениво набил ее крупно резанным табаком и утрамбовал большим пальцем.
In a few moments smoke swirls were floating lazily, about his head in the warm, still air.
Через несколько мгновений вокруг его головы уже вились ленивые облачка дыма, медленно плывшие в неподвижном разогретом дневном воздухе.
It was a bigger, more relaxed Neville that gazed out across the wide field on the other side of the boulevard.
Этот Нэвилль, лениво поглядывающий через огромный пустырь на другую сторону Комптон-бульвара, был гораздо толще и спокойней прежнего Нэвилля.
An evenly paced hermit life had increased his weight to 230 pounds.
Ведя размеренную отшельническую жизнь, он поправился и весил теперь двести тридцать фунтов.
His face was full, his body broad and muscular underneath the loose-fitting denim he wore.
Располневшее лицо, раздобревшее, но по-прежнему мускулистое тело под свободно свисавшей одеждой, которую он предпочитал.
He had long before given up shaving.
Only rarely did he crop his thick blond beard, so that it remained two to three inches from his skin.
Он уже давным-давно не брился, лишь изредка приводя в порядок свою густую русую бороду: два-три дюйма - вот та длина, которой он придерживался.
His hair was thinning and was long and straggly.
Волосы на голове поредели и свисали длинными прядями.
Set in the deep tan of his face, his blue eyes were calm and unexcitable.
Спокойный и невыразительный взгляд голубых глаз резко контрастировал с глубоким устоявшимся загаром.
He leaned back against the brick step, puffing out slow clouds of smoke.
Он прислонился к кирпичной заваленке, медленно выпуская клубы дыма.
Far out across that field he knew there was still a depression in the ground where he had buried Virginia, where she had unburied herself.
Далеко, там, на другом краю поля, он знал, еще сохранилась в земле выемка, в которой была похоронена Вирджиния.
But knowing it brought no glimmer of reflective sorrow to his eyes.
Затем она выкопалась.
Мысль об этом не тронула его взгляд ни болью, ни горечью утраты.
Rather than go on suffering, he had learned to stultify himself to introspection.
Он научился, не страдая, просто перелистывать страницы памяти.
Time had lost its multidimensional scope.
Время утратило для него прежнюю многомерность и многоплановость.
There was only the present for Robert Neville; a present based on day-to-day survival, marked by neither heights of joy nor depths of despair.
Для Роберта Нэвилля теперь существовало только настоящее.
А настоящее состояло из ежедневного планомерного выживания, и не было больше ни вершин счастья, ни долин разочарования.
I am predominantly vegetable, he often thought to himself.
That was the way he wanted it.
Я уподобляюсь растению, - иногда думал он про себя, и это было то, чего ему хотелось.
Robert Neville sat gazing at the white spot out in the field for several minutes before he realized that it was moving.
Уже несколько минут Роберт Нэвилль наблюдал за маленьким белым пятнышком в поле, как вдруг осознал, что оно перемещается.
His eyes blinked once and the skin tightened over his face.
Моргнув, он напряг свой взгляд, и кожа на его лице натянулась.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 9 оценках: 5 из 5 1