8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 122 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

A Pope usually worked fourteen hour days, seven days a week, and died of exhaustion in an average of 6.3 years.
Папы, как правило, трудились четырнадцать часов в сутки семь дней в неделю и умирали от истощения через 6,3 года (в среднем, естественно) пребывания на Святом престоле.
The inside joke was that accepting the papacy was a cardinal’s "fastest route to heaven."
В церковных кругах шутливо говорили, что избрание на пост папы является для кардинала "кратчайшим путем на небо".
Mortati, many believed, could have been Pope in his younger days had he not been so broad minded.
Мортати, как полагали многие, мог стать папой в более раннем возрасте, если бы не обладал одним весьма серьезным недостатком.
Кардинала Мортати отличала широта взглядов, что противоречило условиям Святой триады, соблюдение которых требовалось для избрания на пост папы.
When it came to pursuing the papacy, there was a Holy Trinity–Conservative.
Conservative.
Conservative.
Эти триада заключалась в трех словах - консерватизм, консерватизм и консерватизм.
Mortati had always found it pleasantly ironic that the late Pope, God rest his soul, had revealed himself as surprisingly liberal once he had taken office.
Мортати усматривал иронию истории в том, что покойный папа, упокой Господи душу его, взойдя на Святой престол, к всеобщему удивлению, проявил себя большим либералом.
Perhaps sensing the modern world progressing away from the church, the Pope had made overtures, softening the church’s position on the sciences, even donating money to selective scientific causes.
Видимо, чувствуя, что современный мир постепенно отходит от церкви, папа предпринял несколько смелых шагов.
В частности, он не только смягчил позицию католицизма по отношению к науке, но даже финансировал некоторые исследования.
Sadly, it had been political suicide.
К несчастью, этим он совершил политическое самоубийство.
Conservative Catholics declared the Pope "senile," while scientific purists accused him of trying to spread the church’s influence where it did not belong.
Консервативные католики объявили его "дебилом", а пуристы от науки заявили, что церковь пытается оказать влияние на то, на что ей влиять не положено.
"So where are they?"
- Итак, где же они?
Mortati turned.
Мортати обернулся.
One of the cardinals was tapping him nervously on the shoulder.
Один из кардиналов, нервно дотронувшись рукой до его плеча, повторил вопрос:
"You know where they are, don’t you?"
- Ведь вам известно, где они, не так ли?
Mortati tried not to show too much concern.
Мортати, пытаясь скрыть беспокойство, произнес:
"Perhaps still with the camerlegno."
- Видимо, у камерария.
"At this hour?
- В такое время?
That would be highly unorthodox!"
Если это так, то их поведение, мягко говоря, несколько неортодоксально, а камерарий, судя по всему, полностью утратил чувство времени.
The cardinal frowned mistrustingly.
"Perhaps the camerlegno lost track of time?"
Кардинал явно усомнился в словах "великого выборщика".
Mortati sincerely doubted it, but he said nothing.
Мортати не верил в то, что камерарий не следит за временем, но тем не менее ничего не сказал.
He was well aware that most cardinals did not much care for the camerlegno, feeling he was too young to serve the Pope so closely.
Он знал, что многие кардиналы не испытывают особых симпатий к помощнику папы, считая его мальчишкой, слишком неопытным, чтобы быть доверенным лицом понтифика.
Mortati suspected much of the cardinals’ dislike was jealousy, and Mortati actually admired the young man, secretly applauding the late Pope’s selection for chamberlain.
Мортати полагал, что в основе этой неприязни лежат обыкновенные зависть и ревность.
Сам же он восхищался этим еще довольно молодым человеком и тайно аплодировал папе за сделанный им выбор.
Mortati saw only conviction when he looked in the camerlegno’s eyes, and unlike many of the cardinals, the camerlegno put church and faith before petty politics.
Глядя в глаза ближайшего помощника главы церкви, он видел в них убежденность и веру.
Камерарий был далек от того мелкого политиканства, которое, увы, столь присуще многим служителям церкви.
He was truly a man of God.
Он был поистине человеком Божьим.
Throughout his tenure, the camerlegno’s steadfast devotion had become legendary.
Со временем преданность камерария вере и Святому престолу стали обрастать легендами.
Many attributed it to the miraculous event in his childhood… an event that would have left a permanent impression on any man’s heart.
Многие объясняли это чудом, объектом которого тот был в детстве.
Такое событие навсегда запало бы в душу любого человека, окажись он его свидетелем.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1