8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 4 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

A varsity diver in prep school and college, Langdon still had the body of a swimmer, a toned, six foot physique that he vigilantly maintained with fifty laps a day in the university pool.
Занимавшийся прыжками в воду в школе и колледже, Лэнгдон сохранил телосложение пловца - шесть футов тренированных мышц.
Он тщательно поддерживал физическую форму, ежедневно по пятьдесят раз покрывая дорожку в университетском бассейне.
Langdon’s friends had always viewed him as a bit of an enigma–a man caught between centuries.
Друзья Лэнгдона всегда считали его некой загадкой, человеком, заблудившимся где-то между столетиями.
On weekends he could be seen lounging on the quad in blue jeans, discussing computer graphics or religious history with students; other times he could be spotted in his Harris tweed and paisley vest, photographed in the pages of upscale art magazines at museum openings where he had been asked to lecture.
В выходные его можно было увидеть в окружении студентов, когда он, примостившись в вытертых джинсах прямо на каком-нибудь камне, обсуждал с ними головоломные вопросы компьютерной графики или не менее сложные проблемы истории религии.
Однако он выглядел столь же естественно, когда в твидовом пиджаке от Харриса читал лекцию на открытии какой-нибудь музейной выставки, где его весьма охотно фотографировали для элитарных иллюстрированных журналов.
Although a tough teacher and strict disciplinarian, Langdon was the first to embrace what he hailed as the "lost art of good clean fun."
Хотя как преподаватель Лэнгдон и был приверженцем строгих правил и жесткой дисциплины, он первым среди профессуры ввел в практику то, что сам называл "забытым искусством доброй невинной забавы".
He relished recreation with an infectious fanaticism that had earned him a fraternal acceptance among his students.
Он с заразительным фанатизмом исповедовал и проповедовал внедрение в учебный процесс необходимых для восстановления способности к умственной деятельности развлечений, чем заслужил братское отношение со стороны студентов.
His campus nickname–"The Dolphin"–was a reference both to his affable nature and his legendary ability to dive into a pool and outmaneuver the entire opposing squad in a water polo match.
Они прозвали его Дельфином, имея в виду и его легкий дружелюбный характер, и легендарную способность во время игры в водное поло внезапно глубоко нырнуть и с помощью хитрых маневров чуть ли не у самого дна бассейна оставить в дураках всю команду противника.
As Langdon sat alone, absently gazing into the darkness, the silence of his home was shattered again, this time by the ring of his fax machine.
Лэнгдон одиноко сидел в пустом доме, уставившись в темноту невидящим взглядом.
Вдруг тишину вновь разорвал звонок, на этот раз факса.
Too exhausted to be annoyed, Langdon forced a tired chuckle.
Разозлиться как следует сил у него не хватило, и он лишь хохотнул, устало и совсем не весело.
God’s people, he thought.
"Ох уж эти мне Божьи твари! - подумал он.
Two thousand years of waiting for their Messiah, and they’re still persistent as hell.
- Вот уже две тысячи лет ждут своего мессию и все никак не уймутся".
Wearily, he returned his empty mug to the kitchen and walked slowly to his oak paneled study.
Он отнес пустую кружку на кухню и неторопливо прошлепал босыми ступнями в обшитый дубовыми панелями кабинет.
The incoming fax lay in the tray.
На поддоне факса лежал лист бумаги.
Sighing, he scooped up the paper and looked at it.
Instantly, a wave of nausea hit him.
С горестным вздохом он взял его в руки, и в тот же миг на него стремительно накатил приступ тошноты.
The image on the page was that of a human corpse.
Ученый не мог оторвать взгляда от изображения трупа.
The body had been stripped naked, and its head had been twisted, facing completely backward.
Шея у совершенно обнаженного человека была свернута так, что виден был только затылок.
On the victim’s chest was a terrible burn.
На груди чернел страшный ожог.
The man had been branded… imprinted with a single word.
Кто-то заклеймил свою жертву... выжег одно-единственное слово.
It was a word Langdon knew well.
Слово, которое Лэнгдон знал.
Very well.
Знал наизусть.
He stared at the ornate lettering in disbelief.
Не веря своим глазам, он всматривался в витиеватую вязь букв.
"Illuminati," he stammered, his heart pounding.
- Иллюминати... - запинаясь произнес он вслух, чувствуя, как сердце гулко забилось о ребра.
It can’t be…
Не может быть...
In slow motion, afraid of what he was about to witness, Langdon rotated the fax 180 degrees.
Медленным-медленным движением, уже заранее зная, что он увидит, Лэнгдон перевернул текст факса вверх ногами.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1