4#

Бремя страстей человеческих. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бремя страстей человеческих". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2612 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 493 из 761  ←предыдущая следующая→ ...

You learnt in what way to put your questions so that they should be understood, you discovered on what subjects nearly all lied, and by what inquiries you could extort the truth notwithstanding.
Вы учились задавать вопросы так, чтобы вас понимали, постепенно узнавали, на какие из них вам почти всегда отвечают неправду и каким образом вы все-таки можете установить истину.
You saw the different way people took the same things.
Вы замечали, как по-разному воспринимают люди одно и то же известие.
The diagnosis of dangerous illness would be accepted by one with a laugh and a joke, by another with dumb despair.
Опасный диагноз один принимает шутя, со смехом, другой — с немым отчаянием.
Philip found that he was less shy with these people than he had ever been with others; he felt not exactly sympathy, for sympathy suggests condescension; but he felt at home with them.
Филип заметил, что с этими людьми он куда меньше страдает от своей застенчивости; то, что он испытывал к ним, не было сочувствием, ибо сочувствие предполагает снисхождение; но с ними ему было легко.
He found that he was able to put them at their ease, and, when he had been given a case to find out what he could about it, it seemed to him that the patient delivered himself into his hands with a peculiar confidence.
Он понял, что умеет их к себе расположить, и, когда ему поручали опросить больного, ему казалось, что тот отдается ему в руки с полным доверием.
"Perhaps," he thought to himself, with a smile, "perhaps I'm cut out to be a doctor.
«А, чем черт не шутит,— говорил он себе.— Может, мне на роду написано быть врачом.
It would be rather a lark if I'd hit upon the one thing I'm fit for."
Вот забавно, если я напал на ту единственную стезю, по которой должен был пойти с самого начала».
It seemed to Philip that he alone of the clerks saw the dramatic interest of those afternoons.
Филипу казалось, что ему одному из всех практикантов понятен драматизм того, что происходит в эти часы.
To the others men and women were only cases, good if they were complicated, tiresome if obvious; they heard murmurs and were astonished at abnormal livers; an unexpected sound in the lungs gave them something to talk about.
Для других эти мужчины и женщины были только больными — интересными, если болезнь была сложной, надоедливыми, если симптомы были слишком очевидны; они вслушивались в шумы сердца, удивлялись ненормальному размеру печени, хрипы в легких вызывали у них оживленные споры.
But to Philip there was much more.
Но для Филипа во всем этом было что-то гораздо более значительное.
He found an interest in just looking at them, in the shape of their heads and their hands, in the look of their eyes and the length of their noses.
Ему было интересно просто разглядывать больных — форму их головы, рук, выражение глаз, линии носа.
You saw in that room human nature taken by surprise, and often the mask of custom was torn off rudely, showing you the soul all raw.
В этой комнате вы видели человека, пойманного врасплох: неожиданность срывала с него маску социальных условностей, и под ней обнажалась ничем не защищенная душа.
Sometimes you saw an untaught stoicism which was profoundly moving.
Порою вы наблюдали такое проявление стоицизма, которое не могло вас не тронуть.
А ведь этих людей никто не обучал стоицизму.
Once Philip saw a man, rough and illiterate, told his case was hopeless; and, self-controlled himself, he wondered at the splendid instinct which forced the fellow to keep a stiff upper-lip before strangers.
Как-то раз одному больному — неотесанному, безграмотному человеку — сказали, что его болезнь неизлечима; Филип, который и сам обладал силой воли, поразился, какое врожденное благородство заставило этого человека выслушать свой приговор, не дрогнув в присутствии посторонних.
But was it possible for him to be brave when he was by himself, face to face with his soul, or would he then surrender to despair?
Но сохранит ли он мужество наедине с самим собой или же поддастся отчаянию?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1