5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 15 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

He involuntarily looked round at the aide-de-camp.
Он невольно оглянулся на адъютанта.
"Excuse me, General," interrupted Kutuzov, also turning to Prince Andrew.
"Look here, my dear fellow, get from Kozlovski all the reports from our scouts.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского.
Here are two letters from Count Nostitz and here is one from His Highness the Archduke Ferdinand and here are these," he said, handing him several papers, "make a neat memorandum in French out of all this, showing all the news we have had of the movements of the Austrian army, and then give it to his excellency."
Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели.
Ну, так‑то, и представь его превосходительству.
Prince Andrew bowed his head in token of having understood from the first not only what had been said but also what Kutuzov would have liked to tell him.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов.
He gathered up the papers and with a bow to both, stepped softly over the carpet and went out into the waiting room.
Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Though not much time had passed since Prince Andrew had left Russia, he had changed greatly during that period.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время.
In the expression of his face, in his movements, in his walk, scarcely a trace was left of his former affected languor and indolence.
He now looked like a man who has time to think of the impression he makes on others, but is occupied with agreeable and interesting work.
В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным.
His face expressed more satisfaction with himself and those around him, his smile and glance were brighter and more attractive.
Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Kutuzov, whom he had overtaken in Poland, had received him very kindly, promised not to forget him, distinguished him above the other adjutants, and had taken him to Vienna and given him the more serious commissions.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения.
From Vienna Kutuzov wrote to his old comrade, Prince Andrew's father.
Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
Your son bids fair to become an officer distinguished by his industry, firmness, and expedition.
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности.
I consider myself fortunate to have such a subordinate by me.
Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
On Kutuzov's staff, among his fellow officers and in the army generally, Prince Andrew had, as he had had in Petersburg society, two quite opposite reputations.
В штабе Кутузова, между товарищами‑сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно‑противоположные репутации.
Some, a minority, acknowledged him to be different from themselves and from everyone else, expected great things of him, listened to him, admired, and imitated him, and with them Prince Andrew was natural and pleasant.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем‑то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен.
скачать в HTML/PDF
share